Наверх

26.05.2021

Автор: Максим ЧИЖИКОВ

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Великий Новгород: На Торговой стороне, на другой планете

В город на берегу Волхова стоит приехать, чтобы прикоснуться к русской старине

У каждого города есть своя история и свой характер. У Великого Новгорода – он непростой, похож, на нрав озера Ильмень: тихий в хорошую погоду, но если заштромит, спасайся, кто может.

Забавно, что один из старейших городов России, не зря именно здесь установили памятник 1000-летию Руси, носит именно такое название: есть же Старая Русса, Старая Ладога. Какой же он, скажете, Новый город, если ему двенадцатый век идёт? Старик уже. Впрочем, Новгородом-то он стал после переезда с Рюрикова городища на нынешнее место на берегу Волхова в Х веке. Там места уже не хватало. И сейчас город постоянно обновляется: приехавшие сюда в организованный Постоянным Комитетом Союзного государства пресс-тур журналисты союзных СМИ застали ремонт одной из набережных. А в самом городе активно меняли бордюры.

Назад – в прошлое

Современный Новгород величиной не поражает. Хотя и областной центр, но один из самых небольших по численности населения в России. Чуть больше, чем в соседнем Пскове. Но разве от этого он стал менее Великим?

Гуляешь по Торгу, Ярославову городищу и представляешь, как приплывал сюда Рюрик, как Олег, тот, что Вещий, планировал отсюда идти на Киев и Константинополь, как обустраивал город Ярослав Мудрый, как выгоняло своенравное вече из Новгорода Александра Невского, а потом просило вернуться. И мурашки по коже. Такое было со мной разве что на Римском форуме. В годы своего расцвета Новгород по площади превосходил Рим в три раза, а Париж – в 22, 5. Горожане Новгородом гордятся, любят повспоминать про былую вольницу, про то, как нанимали к себе князей, словно топ-менеджеров, а не правителей, как долго не подчинялись ни Киеву, ни Владимиру, ни Москве.

В Ильмень, который древние называли Словенским морем, впадают 50 речушек, в основном, с женским именами. А вытекает одна – с мужским, Волхов. Он делит город на две стороны: Торговую и Софийскую. Новгород издревле был центром международной торговли, где встречались купцы и из «варяг», и из «греков». Купцы, чтобы защищать свои интересы, объединялись в гильдии. Под строительство торговых дворов, считай, современных посольств, Новгород выделял землю, как раз на Торговой стороне.

Одним из первых был Немецкий двор. В этом году на месте, где он когда-то стоял, начнутся раскопки. Ещё в советское время на самом берегу Волхова был обнаружен шведский двор. Эти торговые представительства, словно государства внутри государства, были обнесены частоколом, внутри стояли жилые дома, храмы. Глава представительства Ганзейского Союза в Новгороде (он как раз сидел в Немецком доме) варил, например, пиво, на деньги от его продажи и жил. Зарплату-то ему не платили.

1.jpg

Зайчатина для императора

Торговля тут кипела: в самый её разгар торговых рядов выставлялось аж 42. Самые модные «бутики» стояли возле Волхова. Вывозили из Новгорода на экспорт мёд, рыбу (когда-то в Ильмене водились и осетра), пушнину (если мех подороже, то торговали минимум по 40 штук, а бельчатину продавали и вовсе бочками), воск. Немецкие храмы в большинстве своём освещались восковыми свечами из Новгорода. А византийский император писал о том, что ему хорошо помогает от ломоты в ногах покрывало из новгородской зайчатины. Чего только не ввозили в город на продажу: и грецкий орех, гребни из самшита, металл, амфоры с оливковым маслом – для написания икон, а не для заправки салатов. Всё это находят археологи в новгородской земле, хорошо хранящей историю.

На Торговой стороне сохранилось 7 церквей. У каждой – своя история. В храме Иоанна Предтечи, уменьшенной копии Софии Великой, была таможня и купеческий суд. Главному городскому собору она в чём-то по значимости, получается, не уступала – тут решались многие важные для купцов вопросы. Церковь Георгия на Торгу построили жители с улицы Лубяницы (сейчас в Новгороде это - Пушкинская). Когда при Иване III новгородская вольница была разгромлена, а жителей расселили по стране, то часть осела в Москве и назвала свой район в память о родине – Лубянкой. Если обойти церковь Параскевы Пятницы, посчитать все ее 170 углов и не промахнуться при этом, - тогда ждёт удача. А если девушка три раза обежит её, то выйдет замуж за богатого и красивого.

3.jpg

Церковь Успения – последняя, которую заложил князь Всеволод, прежде чем его выгнали из города. Рядом Ярославово дворище – долгое время тут была княжеская резиденция. Строительство самого большого Никольского храма связывают с чудом, случившимся с князем Мстиславом Владимировичем в 1113 году. Тяжело заболевшему правителю приснился Святой Николай, который повелел срочно направить посольство в Киев за чудотворной иконой. Однако на озере Ильмень послов настигла буря, прибившая судно к острову Липно. Когда волны успокоились, у борта лодки новгородцы обнаружили икону Николая Чудотворца. Она исцелила князя, который и повелел заложить Никольский собор и хранить там образ.

Поменять облик Торговой стороны попытался Петр Первый, построил тут гостиный двор. Но от него уцелела только аркада.

Ивану Грозному места не нашлось

На месте Великого моста, соединявшего две стороны города, теперь мост пешеходный: излюбленное место для влюбленных парочек, оставляющих тут свадебные замочки. Идём по нему в Кремль. Рассказывая о нём, новгородцы, обязательно напомнят, что исторически Кремль назывался Детинцем - там сначала жили младшие княжеские дружинники: отроки, боярские дети. Потом Кремль стал резиденцией архиепископа. Башен было 12, сейчас осталось 9. Одна развалилась из разлива Волхова, двумя другими пожертвовали в XIX веке ради широких входных ворот, чтобы телеги могли разъехаться. Через Новгородский Кремль пустили дорогу от Санкт-Петербурга до Москвы, чтобы город окончательно не зачах. Проезд закрыли лишь в середине прошлого века.

Сейчас Кремль - это музей под открытым небом. Памятник Тысячелетию Руси в самом центре – особенный. Где ещё одновременно собраны столько исторических личностей? Нет только Ивана Грозного. Тут его не любят за резню во время опричнины. Даже Ивану III на памятнике место нашлось, причём одно из самых важных. Шесть групп на монументе – каждая олицетворяет этап в истории развития России. Каждый персонаж из числа главных смотрит туда, куда были направлены его исторические помыслы. Так Петр глядит строго на север, на Петербург, а Рюрик - на Киев.

2.jpg

А я смотрю на Софию Новгородскую. В Древней, домонгольской Руси таких храмов было три: в Киеве, Полоцке и Новгороде. Новгородский – самый мощный, самый суровый и лаконичный. Построили его всего за пять лет. Это при том, что на Западе такие же культовые храмы возводились столетиями. Изначально у храма было 5 глав, на него равнялись остальные церкви на Руси. Потом построили шестую. В отличии от храмов Торговой стороны, он – действующий. Нам даже пришлось ждать окончания архиерейской службы, прежде, чем попасть внутрь. Обходя храм, в глаза бросаются западные, Магдебургские ворота, совсем не типичные для русской архитектуры: все рельефные, здесь изображены сцены из Нового и Ветхого заветов. Изготовили их западные мастера из Магдебурга для Плоцка, но Новгородский архиепископ Евфимий в XV веке выкупил их. Владыка даже такой мелкой деталью хотел показать независимость Новгорода от Москвы, дескать равняемся на Запад.

Внутри храма - ещё один шедевр, икона Знамения Божьей Матери. Тоже - отсыл ко временам независимости. По преданию в 1170 году на город пошёл войной Андрей Боголюбский. Новгородцы стали молиться, других шансов на спасение у них не было. И было тогдашнему архиепископу Иоанну видение: сходи в церковь Спаса Преображения, что на Торговой стороне. Возьми икону и установи на стену. При осаде стрела попала в лик Божьей Матери, и та полила слезы. И случилось чудо: на осаждавших напало какое-то помутнение рассудка, они перебили своих же и бежали из под Новгорода.

Эта история так тронула спустя триста лет архиепископа Евфимия, того самого, что боролся за независимость от Москвы, что он в память об Иоанне устроил во владычной палате келью архиепископа и всячески оберегал память о нём. Думал владыка о независимости, а в итоге именно в его резиденции зачитали указ о присоединении Новгорода к Москве. Вот такие исторические фокусы.