Курсы валют на 28.05.2018
RUR
BYN
30.84
USD
61.67
EUR
72.12
CNY
96.51
BYN
RUR (100)
3.24
USD
2.00
EUR
2.34
CNY
3.13
Наука и техника

11.02.2018 Сергей Красный: «Если не принимать серьезных мер, то рак толстого кишечника в Беларуси может выйти на первое место»

Реализация программы Союзного государства «ДНК-идентификация» началась в 2017 году и продлится до 2021 года. За эти пять лет учеными академий наук Беларуси и России будут проведены исследования, которые принесут практическую пользу медицине и криминалистике.

Один из партнеров программы – белорусский РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова.

Член-корреспондент НАН Беларуси Сергей Анатольевич Красный, заместитель директора РНПЦ, рассказал, какая часть работы в рамках программы проводится этим учреждением.

- В РНПЦ функционирует Республиканская молекулярно-генетическая лаборатория канцерогенеза, - говорит Сергей Анатольевич. - Это суперсовременное здание, полностью оснащенное современным оборудованием и состоящее из 6 подразделений. Чем же оно занимается? В первую очередь, это профилактика и определение индивидуальной предрасположенности к онкологическим заболеваниям по наличию тех или иных мутаций, мы можем это определить. В основном это направлено на родственников онкологических пациентов, хотя такое исследование может провести любой желающий.

Сергей Красный привел пример операции по удалению молочных желез, которую выполнила американская актриса Анджелина Джоли. В Беларуси такие операции выполняются больше 10 лет.

- Следующее направление – молекулярно-генетическая диагностика, - продолжает Сергей Красный. - Без этих исследований по целому ряду злокачественных опухолей мы вообще не можем поставить правильный диагноз. Это стандартные исследования по лимфомам, опухолям головного и спинного мозга, мягких тканей и ряда других. Еще одно направление – подбор индивидуального лечения. Точнее, персонифицированная терапия. Вы слышали, наверное, о таргетных целевых лекарственных препаратах, которые воздействуют на конкретную мутацию. Если мы эту мутацию не определили, то не можем назначить и такое лекарство. Кроме того, можно определить предполагаемую чувствительность практически ко всем противоопухолевым лекарственным средствам, стандартным химиопрепаратам. А в процессе лечения можно проводить мониторинг концентрации химиопрепарата у каждого человека. Это так называемая эра персонифицированной медицины, в которую мы сегодня и переходим.



Сергей Красный назвал еще два направления в работе РНПЦ, которые еще вчера казались фантастикой.

- Речь о разработке противоопухолевых вакцин и клеточной терапии. Да, еще недавно это было фантастикой, а сегодня мы над этим работаем. Также идет работа над созданием искусственных органов.  

Еще одно направление - поиск новых молекул-мишеней для разработки лекарственных средств. Как только мы нашли мутацию, на которую можно воздействовать, можно в отношении неё разработать и лекарственное средство.

Член-корреспондент НАН сообщил, что у РНПЦ есть суперсовременное оборудование, ничем не уступающее китайскому, европейскому или американскому.



Далее Сергей Анатольевич рассказал о научной деятельности Центра непосредственно в программе «ДНК-идентификация».

- Мы выполняем проект под названием  «Разработка метода выявления прогностически неблагоприятных форм рака толстой кишки на основе эпигенетических, молекулярно-генетических маркеров». Дело в том, что проблема рака толстой кишки весьма актуальна, потому что в Беларуси рак толстого кишечника занимает третье место по частоте и второе место - по смертности. А тенденция такова, что в ближайшее время он может выйти и на первое место, если не принимать серьезных профилактических и лечебных мер. Целью нашего проекта является разработка инновационной ДНК-технологии, позволяющей определить молекулярно-генетические и эпигенетические маркеры риска рецидивирования, прогрессирования заболевания при раке толстой кишки после радикального лечения. Это будет использовано в двух целях. Во-первых, для лечения пациентов. Мы можем раньше провести профилактическое лечение тем, у кого прогнозируем развитие рецидива или метастазы. Во-вторых, это может быть использовано для ДНК-идентификации каждого конкретного человека, зная о наличии у него тех или иных мутаций. Мы уже сейчас надеемся, что программа будет продолжена, потому что за пять лет решить все проблемы невозможно.

Андрей Осмоловский, фото автора
Яндекс.Метрика