Наверх

Новогрудские «Канны»

Более двух тысяч лет назад - 2 августа 216 г. до н. э.,- карфагенский полководец Ганнибал возле итальянского городка Канны в ходе битвы с римским войском, обошел противника с обоих флангов, окружил его и полностью уничтожил, одержав решительную победу.

Фото: Подбитый советский танк Т-28

С тех пор термин «Канны» вошел в историю военного искусства и все великие военачальники стремились увековечить память о себе, создав свои «Канны». Одно из немногих сражений, в котором удалось в полной мере повторить и даже превзойти ганнибаловы «Канны», состоялось ровно 75 лет назад, в июне и июле 1941 года. Оно происходило в окрестностях старинных славянских городов – польского Белостока, белорусских Волковыска, Барановичей и Новогрудка. Нашим войскам, увы, не суждено было выйти из него с победой…

На «Белостокском балконе»

Еще в конце 1940 года Гитлер утвердил план нападения на СССР, получивший название «Барбаросса». По замыслу авторов «Барбароссы», основная его идея состояла в том, чтобы «расколоть фронт главных сил русской армии, сосредоточенной в западной части страны, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщенные группировки вражеских войск». То есть, используя прием Ганнибала, обойти, окружить и уничтожить советские войска, сосредоточенные вблизи западной границы СССР.

Дело в том, что в 1941 году в состав БССР входила Белостокская область (ныне это территория Польши), и ее земли широким «языком» выступали на запад из сравнительно ровной линии границы СССР. Этот выступ (250 км с севера на юг и 200 км с запада на восток) военные именовали «Белостокским балконом», «Белостокским выступом» или «Белостокским плацдармом».

В Беларуси была сосредоточена одна из сильнейших группировок Красной Армии. Здесь находилось более 670 тысяч бойцов. Это почти 12% личного состава всей Красной Армии. Но эта группировка была укомплектована людьми, оружием и техникой не полностью. Например, в 17-м механизированном корпусе имелось 36 танков при штатной численности 1031 танк. Из 1812 самолетов исправных было 1577… Не хватало боеприпасов - часть бронебойных снарядов была бракована. О моральном состоянии войск судить достаточно тяжело, но, как показали дальнейшие события, оно было не слишком высоким…

В соответствии с принципами стратегии

Гитлеровцы готовились вести боевые действия в Беларуси войсками группы армий «Центр» и 2-го воздушного флота, которыми командовали опытные военачальники генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок и генерал-фельдмаршал А. Кессельринг. Общая численность германских войск в Беларуси составляла около 1,5 млн. человек, что давало превосходство над нашими войсками в 2,5 раза. На вооружении они имели 1843 танка и более 3000 орудий и минометов. В эскадрильях люфтваффе было 1588 самолетов.

Германская армия также испытывала затруднения с вооружением, боеприпасами, топливом и медикаментами. Но все это компенсировалось железной дисциплиной, боевым опытом войск, великолепной подготовкой офицерского и унтер-офицерского состава, очень высоким моральным духом всей армии, и, конечно же, внезапностью нападения.

Внезапный удар

Ранним утром 22 июня 1941 года германские войска перешли в наступление. Сначала массированный удар по аэродромам нанесла авиация. Как показывают исследования современных российских историков, далеко не все самолеты ВВС Западного фронта были в тот день уничтожены на земле. Значительное количество наших летчиков сумело подняться в небо и дать отпор врагу. Но большинство аэродромов после обстрела и бомбежек не могли принимать самолеты, и авиационные части уже в первый день войны начали вынужденное перебазирование на тыловые аэродромы, оставив наземные войска без воздушного прикрытия…

А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк...


На севере от «Белостокского выступа» пехотные части 9-й армии генерал-полковника А. Штрауса атаковали Гродно. Немцы действовали очень профессионально – им удалось потрепать советскую пехоту и отразить удар танков 11-го механизированного корпуса генерал-майора Д. К. Мостовенко (414 танков) и 6-го механизированного корпуса генерал-майора М. Г. Хацкилевича (1021 танк). Тем временем 906 танков Гота ударили строго на восток и, смяв оборону 2-х советских стрелковых дивизий, устремились к Ошмянам и Сморгони. На юге, захватив Брест, германские танки пошли на северо-восток, к Жабинке и Кобрину. Брестская крепость начала свою героическую оборону, но дивизии Гудериана просто обошли ее, оставив для борьбы с гарнизоном 45-ю пехотную дивизию.

К вечеру первого дня войны стало ясно, что советские войска в Беларуси находятся в очень тяжелом положении. Воздушного прикрытия они лишились, а немецкая авиация постоянно висела в небе. Все попытки передвижения воинских частей по дорогам, а также контратаки пресекались действиями германских пикировщиков. Связь войск со своими штабами была нарушена. Но самым печальным было то, что наши войска не имели алгоритма действий в такой обстановке. Что делать: обороняться или контратаковать? Или отступать? Каждый красноармеец и каждый командир решали эту проблему по-своему. Москва посылала на фронт очень противоречивые директивы. Так, утром 22 июня войска получили следующую директиву: «Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили границу. Впредь, до особого распоряжения, наземными войсками границу не переходить». А вечером того же дня из Москвы пришел другой приказ: «Армиям Западного фронта, сдерживая противника на варшавском направлении, нанести мощный контрудар силами не менее двух мехкорпусов и авиации во фланг и тыл сувалкинской группировки противника, уничтожить ее совместно с Северо-Западным фронтом и к исходу 24.6 овладеть районом Сувалки». То есть, утром был приказ на оборону границы, а вечером – на наступление на вражескую территорию.

Германская бронетехника 1941 года


Грезы и реальность

За первые двое суток войны немецкие механизированные колонны прошли по советской земле порядка 120 километров. Пехота генерала Штрауса заняла Гродно и Скидель. Целый день шел бой под Пружанами, и был проигран советскими войсками: германские пикировщики буквально ходили по головам наших солдат. Немецкие танки ворвались в Березу и Ружаны.

Хотя замысел противника – устроить советским войскам новые «Канны» – был разгадан в штабе фронта, войска опять не получили четкого приказа. В создавшейся обстановке самым оптимальным решением было начать отвод армий из «Белостокского выступа». Спасти армию надо было путем оставления противнику территории! Кутузов в 1812 году пожертвовал столицей, чтобы спасти войска – и был оправдан царем, современниками и потомками. А в июне 1941 года речь шла не о Москве, а всего лишь о Белостоке, Гродно и Бресте. Но Павлов не был Кутузовым. Как и большинство старших начальников сталинской эпохи, он пуще всего боялся проявлять инициативу и ждал приказа повелителя. Но в Кремле всех деталей сложившейся в Белоруссии обстановки не знали и пребывали в уверенности, что Павлов немцев побьет…

Германские солдаты осматривают захваченный советский танк Т-35


А в Беларуси нарастала паника. Тысячи семей, бросив нажитое добро, бежали от немцев. Толпы беженцев заполнили все дороги, мешая передвижению войсковых колонн. Навстречу беженцам устремился другой людской поток: мобилизованные новобранцы и призванные из запаса военнослужащие стремились разыскать свои части. Власть на местах пребывала в коматозном состоянии – партийные и советские работники ждали команды из Минска и Москвы, а их не было! В тылу советских войск действовали немецкие диверсанты, линии связи были выведены из строя.

На третий день войны началось новое наступление советских войск в районе Гродно. Организовано оно было из рук вон плохо: 300 тонн горючего застряли на станции в Барановичах, пехота и часть артиллерии не успели выйти на назначенные им рубежи, воздушной поддержки не было. Немцы обнаружили выдвижение советских танков и успели занять оборону. Как и 22 июня германская пехота при поддержке противотанковой артиллерии остановила наши танки, как и 22 июня небо покрылось германскими самолетами… Гродно отбить не удалось. Как вспоминал позже участник этих событий полковой комиссар Андреев «в танковых дивизиях осталось не более 300-400 человек, а в моторизованной дивизии – по одному неполному батальону в полку, танков – до 30 штук и до 20 бронемашин. Все небольшие тылы дивизий были сожжены или расстреляны авиацией противника, которая гонялась буквально за отдельными машинами…».

Германский пехотинец ведет бой


А немцы в тот день добились крупного успеха: их 7-я танковая дивизия из группы Гота захватила Вильнюс, а 57-й танковый корпус – Сморгонь и Ошмяны. Здесь Гот развернул свои танки на юго-восток и устремился к Минску! До столицы Беларуси оставалось 130 километров…

На южном фланге, у Гудериана, дела шли похуже. Тяжелые бои начались на подступах к Слониму, где успела занять оборону 155-я стрелковая дивизия генерал-майора П. А. Александрова. Советская пехота нанесла мощный удар во фланг германскому 47-му танковому корпусу, причем в ходе этого эпизода Гудериан чудом избежал пленения!

Тем временем германский 24-й танковый корпус занял Ивацевичи и помчался к Барановичам. А Слоним был захвачен гитлеровцами поздним вечером.

Секретная карта

25 июня танки Гота заняли Раков, Вилейку и Молодечно. В полдень немецкие танки завязали бой с передовыми частями 64-й стрелковой дивизии. Здесь советским разведчикам удалось совершить налет на штаб германского 39-го танкового корпуса и захватить секретную карту.

В Москве осознали, наконец, весь драматизм ситуации, складывающейся в Беларуси. По предложению опытнейшего штабиста Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова Ставка Главного Командования отдала приказ об отводе войск на линию старой (до 1939 года) границы, где имелись укрепления – так называемая «Линия Сталина».

Обед на привале


26 июня 3-я армия начала отход из-под Гродно. Он быстро перерос в неорганизованное бегство. Штаб фронта связи с армией не имел… Лейтенант Б. А. Бородин позже вспоминал: «Всего взорвали оставшиеся без горючего и поврежденные 16 танков. Их экипажи рассадили по другим машинам. Полк, как боевая единица, перестал существовать… К вечеру под Волковыском собралась колонна разнотипных танков из различных частей корпуса. По слухам, команду над группой принял какой-то генерал… Из Волковыска на Зельву, Слоним и Барановичи двигались уже неуправляемые, разрозненные, но многочисленные остатки пехоты, моторизованных, артиллерийских и других частей. Они были легкой добычей для авиации и артиллерии противника…»

Начались тяжелые бои у окраин белорусской столицы. Здесь оборонялись пять советских стрелковых дивизий, причем войска успели занять укрепления «Линии Сталина». Немцы здесь не прошли. Но в соответствии с теорией «блицкрига» они «Линию Сталина» … обошли с севера!

Трагические события происходили в этот день и в районе Барановичей. Политотдел Западного фронта докладывал начальнику Главного политуправления РККА армейскому комиссару 1-го ранга Л. З. Мехлису: «Небоеспособной и невооруженной 27-й танковой дивизии было приказано занять оборону в районе Барановичей. На линию обороны вышло 3000 человек, а остальные, до 6000 человек, были сконцентрированы в лесу в 18 км от Барановичей, все 6000 бойцов не имели оружия… Дивизия натиска мехчастей противника не выдержала и начала отступать. Невооруженные толпы красноармейцев подвергались нападению со стороны мотомехчастей противника. В результате часть была уничтожена, а большая часть красноармейцев была рассеяна по лесу… Аналогичное положение было и в других механизированных и артсоединениях…».

Подбитый советский танк Т-26 и его экипаж


27 июня продолжались бои у западных и северных окраин Минска. Обходящие «Линию Сталина» танки Гота достигли Борисова, но здесь их контратаковали советские войска. В схватке погиб командир немецкого 25-го танкового полка полковник К. Ротенбург - это был первый случай гибели командира немецкой воинской части на советско-германском фронте.

Танки Гудериана спешили на помощь Готу. Его 17-я танковая дивизия в этот день заняла Столбцы и Негорелое, подошла к Фаниполю. А 3-я танковая дивизия, сумев переправиться через Случь, рванула к Бобруйску!

В этот день штаб Западного фронта расположился в одном из лесов восточнее Могилева. Утром туда прибыл председатель Комитета обороны СССР Маршал советского Союза К. Е. Ворошилов. Здесь ему и маршалу Шапошникову продемонстрировали немецкую штабную карту, захваченную бойцами 64-й стрелковой дивизии во время налета на штаб корпуса 25 июня. И только теперь высшее руководство страны поняло, что главный удар немцы наносят не на Украине, а здесь, в Беларуси!

После боя


Агония

29 июня пал Минск. С северо-запада и с севера в город ворвались танки Гота. Командующий советской 13-й армией генерал Филатов приказал войскам, оборонявшим город, отходить к Волме. А с юга в белорусскую столицу вошла 17-я танковая дивизия из группы Гудериана. Кольцо окружения вокруг войск Западного фронта сомкнулось. «Канны» генерал-фельдмаршала фон Бока стали реальностью.

Кольцо (точнее – овал) получилось гигантским: оно протянулось более чем на 200 километров с юго-запада, от Волковыска, на северо-восток, к Минску. Сколько человек оказалось в этом кольце – до сих пор неизвестно. Существовало ли единое командование окруженными войсками? Были ли попытки организованно прорвать фронт немецких войск? Предпринимались ли попытки спасти хотя бы раненых? На эти и многие другие вопросы ответы не будут получены уже никогда.

Кладбище офицеров


В Новогрудском котле погибли: штаб 10-й армии, штабы 1-го, 4-го, 5-го и 21-го стрелковых, 6-го, 11-го и 13-го механизированных и 6-го кавалерийского корпусов. В боях в Бресте и под Гродно погибли 13 стрелковых, 6 танковых, 2 кавалерийские и 2 механизированные дивизии. Погибли 3 командира корпусов, 2 командира дивизий, 2 командира корпуса и 6 командиров дивизий попали в плен. До сих пор неизвестны судьбы генерал-майоров В. И. Иванова, Г. П. Козлова, Ф. И. Буданова, А. В. Гарнова и бригадного комиссара С. И. Эйтигона, десятков других старших командиров и тысяч рядовых красноармейцев.

По данным штаба германской группы армий «Центр», к 8 июля 1941 года в плен было взято 287 тыс. человек, захвачено 2585 танков, 1449 орудий и минометов, 245 неповрежденных самолетов. Германские потери составили: около 7 тыс. человек убитыми, 21 тыс. – ранеными и 1126 пропавшими без вести. Такого соотношения потерь военная история еще не знала…

Чествование награжденных


Несколько старших командиров Западного фронта во главе с генералом Павловым были сняты со своих постов и преданы суду военного трибунала. Оправдательных приговоров трибунал не вынес…

О причинах катастрофы, постигшей войска Западного фронта в первые дни войны, написано немало. Но хочется сказать не о них. В честь проигранных сражений не принято ставить памятники. Но сотни тысяч солдат и офицеров, сгинувших в новогрудских «Каннах», достойны нашей памяти.

Андрей Данилов