Наверх

22.05.2015

«Погибаю, но не сдаюсь!»

Одна из самых героических страниц истории Великой Отечественной – подвиг моряков Пинской речной флотилии

В январе первой военной зимы по улицам оккупированного Киева вели сотню моряков. Разодранные окровавленные тельняшки, босые ноги, руки, скрученные проволокой… Фашисты собирались раз и навсегда уничтожить все, что осталось от Пинской флотилии.

«Многие шли голые до пояса, а некоторые в одних подштанниках. Особенно жутко шли передние – плотным рядом, глядя перед собой, выступая так, словно они были гранитными. Когда окончательно поняли, что их расстреливают, они кричали: «Да здравствует Сталин!», «Да здравствует Красная Армия!», - вспоминает писатель Анатолий Кузнецов, ребенком переживший оккупацию и видевший последний день пинских краснофлотцев.

Истоки речного флота

Пинская флотилия была создана всего за год до начала Великой Отечественной войны на территории Беларуси. И отнюдь не потому, что военное командование чувствовало угрозу со стороны Германии, – нужно было прикрыть одну из главных водных артерий страны,  Днепр, со стороны реки Припять.

Основу флотилии составляли бывшие польские корабли. В 1939 году поляки потопили на этой территории весь свой речной флот. Советские военные подняли суда, отремонтировали, перевооружили и, конечно, переименовали. Главной боевой мощью Пинской флотилии стали мониторы. Это были быстрые корабли с небольшой глубиной погружения в воду, по низкому борту которых попасть с земли было крайне трудно.

Тыловой базой Пинской флотилии выбрали Киев. А вот главная база была размещена в белорусском Пинске. Здесь речной флот мог пользоваться бывшим польским портом и техническими сооружениями. Командующим флотилии был назначен легендарный контр-адмирал Дмитрий Рогачев.

К началу войны с Германией в рядах Пинской флотилии служили 2300 краснофлотцев и офицеров. На вооружении у них было 49 боевых кораблей: 7 мониторов, 4 канонерские лодки, 7 тральщиков, десятки бронекатеров и один минный заградитель.

Первые дни войны

За четыре часа до того, как немецкие войска вступили на Советскую землю, Нарком ВМФ СССР адмирал Николай Кузнецов разослал военсоветам флотов и флотилий директиву:

«В течение 22.6 – 23.6 возможно внезапное нападение немцев… Наша задача – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно флотам и флотилиям быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников».

Несмотря на оперативную готовность номер 1, этот приказ, по сути, связал морякам руки. Без дополнительных распоряжений предпринимать какие-либо самостоятельные действия он запрещал.

Согласно предвоенному плану развертывания, в случае военных действий Пинская флотилия должна была выдвинуться на запад. Утром 22 июня в сторону Бреста отправляется дивизион мониторов. Командующий флотилией Рогачев решает лично выехать на автомобиле в Кобрин, чтобы в штабе 4-й армии получить приказ о дальнейших действиях.

Установить связь и даже найти штаб дезорганизованной 4-й армии не удается. Рогачев решает вести флотилию к Кобрину и прикрыть отступление войск. По пути на запад моряки видят толпы беженцев и бегущих под натиском немцев военных. Когда город уже виден с монитора «Смоленск», флотилия попадает под бомбардировку самолетов противника. В этот момент в канале внезапно начинается резкое падение воды – охрана и персонал бросили шлюзы и спасались бегством. 


Ради спасения кораблей флотилия решает вернуться. Но вода уходит слишком быстро. И вот, под днищем «Смоленска», который идет последним, остается всего 15 сантиметров воды! Поперек канала взрывают и затапливают две баржи, чтобы эта плотина могла хоть немного задержать воду…

Карт отступления и даже планов местности у офицеров нет. Речной флот немцы в наступлении не используют. Самостоятельно вести бой с пехотой и артиллерией без поддержки с земли Пинская флотилия просто не может. Командующий Рогачев оставляет корабли в Пинске, чтобы вместе с сухопутным гарнизоном защищать город.

Тем временем, на той же широте неожиданное сопротивление немецким захватчикам оказывают военные в Бресте. Героическое сопротивление Брестской крепости на неделю задерживает наступление на Пинск. Впрочем, партийное руководство города ничего об этом не знает – связь серьезно нарушена. И, услышав на шоссе четыре советских танка, первый секретарь Пинского обкома партии Авксентий Минченко принимает их за немецкую танковую колонну и решает город оставить. Администрация Пинска уходит вместе с гарнизоном 28 июня – за шесть дней до того, как к городу приблизятся немцы…

И вновь флотилии пришлось отступать без боя.  Командующий опасался, что ниже по течению – даже не немцы, а свои саперы – подорвут Волянские мосты, и тогда корабли окажутся заблокированными.

Припятский отряд

К 11 июля 1941-го Пинская флотилия была разделена на три отряда: Припятский, Березинский и Днепровский. На Припяти и Березине моряки взаимодействовали с частями Западного фронта, на Днепре – с частями Юго-Западного.

Первым боевые действия начал Припятский отряд. Его задачей было прорваться за линию фронта и нанести удар по Давид-Городку, где собирались немецкие силы для дальнейшего наступления. Ночью 12 июля монитор «Бобруйск» незаметно пробрался в тыл врага, замаскировался у берега и начал артобстрел. Две сотни фашистов погибли, в городе начались пожары, 50 машин с грузами сгорели. К появлению советской артиллерии в тридцати километрах от линии фронта гитлеровцы были не готовы. Ответный огонь немцы открыли, когда монитор уже заканчивал обстрел. В Туров «Бобруйск» вернулся, не получив никаких повреждений.

Тем не менее, 13 июля фашистские отряды дошли до Турова. Части 75-й стрелковой дивизии боролись за каждый опорный пункт, Припятский отряд прикрывал отступление, в боях поддерживал огнем артиллерию; там, где нельзя было навести переправу, перевозил части пятой армии на другой берег Днепра. Не потеряв в сражениях ни одного корабля, отряд сумел выполнить все задачи, поставленные командованием. 28 августа Припятский отряд соединился с Березинским.

Березинский отряд

Растерянность и неразбериха первых недель войны для Березинского отряда обернулись трагедией в первом же бою. Корабли флотилии должны были поддержать 487-й стрелковый полк и отряд партизан в уничтожении немецкой группировки в районе Паричей. Однако командир одного из батальонов не предупредил личный состав о том, что в бою их поддержит речной флот. В итоге советские военные открыли огонь друг по другу.


В своей секретной докладной записке замначальника особого отдела НКВД 21-ой армии полковник Филипп Агеенков рассказывает об этом так:

«Младший лейтенант Ломакин, заметив замаскированные башни кораблей, принял их за немецкие танки и открыл огонь… Флотилией был открыт ответный огонь по батарее, другим частям 487 стрелкового полка и отряда Миклашевича, находившимся на берегу. В результате перестрелки из команды флотилии было 5 человек убито и 5 человек ранено». В этом бою свои же солдаты потопили монитор «Винница».

23 июля другой монитор Березинского отряда «Смоленск» пробрался за линию фронта. Краснофлотцы обстреляли позиции немцев у деревни Прудок. Были взорваны две пушки и четыре автомобиля с грузами. Местные жители видели, как после обстрела немцы вывезли тринадцать машин, наполненных трупами.

В конце августа этот же монитор получил задание разрушить мост, по которому уже начали переправляться немецкие танки.

«Хотя бы ценой всей флотилии уничтожить Окуниновскую переправу», - говорилось в приказе командования Юго-Западного фронта.

Артобстрел со «Смоленска» и канонерских лодок мало что оставил от моста. Уже возвращаясь на базу, в двенадцати километрах от Окунинова моряки натолкнулись на другую немецкую переправу. До прилета вражеской авиации корабли успели уничтожить и ее.

Начальник Генштаба сухопутных войск немецкой армии Франц Гальдер отдавал должное советским военным и морякам в своем дневнике:

«Наша 6-ая армия очень медленно продвигается в Киев. Артиллерия врага с восточного берега не дает продвигаться наступающим частям. Большое противодействие оказывают мониторы противника».

Несмотря на все усилия белорусских моряков, к 30 августа немцы заняли оба берега Днепра к югу от устья Припяти на протяжении 60 км.

Здесь моряки решили разделиться. Семь кораблей Березинского и пришедшего на помощь Припятского отрядов приняли решение прорываться. До Киева добрались лишь четыре из них.

Остальная же часть флотилии остается за линией фронта и до конца поддерживает отступление последних сухопутных частей. 11 сентября экипажи кораблей, в том числе и «Смоленска», взорвали свои корабли и ушли в прорыв вместе с последними сухопутными частями.

Днепровский отряд

Третья часть флотилии в бои с немцами почти не вступала до середины августа.

К середине июля немецкая группа армий «Юг» с запада подошла к Киеву, но взять город с первой попытки фашисты не смогли.

Тогда основные силы гитлеровцы направили южнее. Нашим войскам в районе Черкасс пришлось отходить за Днепр.

В августе начались самые ожесточенные в истории флотилии бои за переправы. Под постоянными авианалетами корабли Днепровского отряда прикрывали мосты, по которым шли советские войска, понимая, что сами в итоге окажутся в ловушке.

К середине августа русских солдат на правом берегу Днепра не осталось. Корабли отряда оказались отрезаны от Киева – фашисты даже уже считали их обреченными. Две ночи подряд под прикрытием артиллерии Днепровский отряд с боями продвигался вверх по Днепру. 200 километров сумели пройти корабли до Киева по реке, правый берег которой уже оккупировали немцы.

Гибель Пинской флотилии

Воссоединившиеся отряды Пинской флотилии начали оборонять Киев. Здесь для выполнения отдельных заданий их снова делили на части, но глобальная боевая задача была общей – отстоять город.

Оборона Киева сухопутными частями и краснофлотцами длилась 71 день. С 15 по 19 сентября Пинская флотилия вела свои последние бои. 4 монитора и несколько канонерских лодок пытались разрушить переправу немецких войск. Сражались до последнего снаряда. Когда боезапас иссяк, экипажи подняли на суднах сигналы «Погибаю, но не сдаюсь!» и взорвали их. Немцам не удалось захватить ни одного корабля Пинской флотилии.

После гибели кораблей краснофлотцы создали отряды и вместе с сухопутными частями вели бои с фашистами. Командующий флотилией контр-адмирал Рогачев в боях под Киевом был тяжело ранен, но он выживет, поправится и вскоре возглавит Волжскую военную флотилию, которой уготована важнейшая роль в обороне Сталинграда.

Его подчиненным повезло меньше. Вырваться из окружения смогли немногие. Почти все они погибли в Киевском котле или попали в плен.

После затопления кораблей командир дивизиона бронекатеров Сергей Лысенко вместе с товарищами прошел сотни километров по захваченной фашистами земле. Он вместе со своими бывшими подчиненными-моряками героически сражался под Сталинградом и погиб в бою, ведя свой бронекатер под обстрелом к волжскому берегу. Все это время с ним был спрятанный возле груди боевой флаг его родного корабля Пинской флотилии. Многие взращенные им моряки дошли потом до Варшавы, Вены и до самого Берлина…

Из 2300 моряков Пинской флотилии до конца войны дожили лишь несколько десятков человек.