Наверх

18.05.2021

Автор: Подготовил Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Фото автора

Вадим Гигин: Становясь старше, молодые люди меняют свое мировоззрение. В том числе и отношение к союзному строительству

Декан факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета – о социальной базе интеграционных процессов России и Беларуси

Видеомост между Москвой и Минском, организованный недавно Центром изучения перспектив интеграции (ЦИПИ), дал хорошую пищу для дискуссии среди экспертного сообщества. Онлайн-конференция проходила на базе пресс-центра МИА «Россия сегодня», ее тема звучала так: «Союзные тренды 2021: направления интеграции России и Беларуси». Одним из выступавших с белорусской стороны стал декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин. Модератор видеомоста главный редактор ЦИПИ Дарья Хаспекова задала ему вопрос:

- Насколько широка в Беларуси социальная база интеграции с Россией и изменилось ли что-то в ее составе в последнее время?

- Вызовы, перед которыми стоят и Беларусь, и Россия, показали, что интеграция востребована и нужна, - сказал Вадим Гигин. – Преодоление политического кризиса в Беларуси в значительной степени было связано со взаимодействием с Российской Федерацией. Для России Беларусь - это четвертый внешнеэкономический партнер, страна, которая в значительной степени обеспечивает ее безопасность. Не только военную, но и политическую. Вы только представьте на секунду, какая была бы внутриполитическая обстановка в России, если Беларусь вслед за Украиной стала бы антироссийским хабом на западном направлении.

Недавно Вашингтон сделал заявление, что он озабочен растущей зависимостью Минска от Москвы. На фоне происходящих событий тема зависимости активно развивается недружественными силами, противниками интеграции. Но я бы говорил о взаимной зависимости, когда Беларусь зависит от России и Россия зависит от Беларуси. Это абсолютно нормально, так же как, например, Канада и Соединенные Штаты. Это, может быть, на данный момент близкая модель построения отношений, хотя, конечно, есть своя специфика.

В последнее время было два или три вброса, которые якобы свидетельствуют о том, что доверие белорусов к россиянам падает. Но, во-первых, эти якобы «исследования» проводились организациями, не аккредитованными для осуществления опросов общественного мнения в Республике Беларусь. Во-вторых, эти организации в достаточной степени ангажированы. И в-третьих, даже методика, которую они использовали, вызывает серьезную критику со стороны профессионалов. Но самое интересное, что результаты, которые они получили, не свидетельствуют ни о каком падении доверия – это лишь трактовка заказчиков и тех, кто эти опросы проводил. Уровень доверия к Российской Федерации даже по этим опросам был достаточно велик.

Тот факт, что лидеры протестов достаточно долго пытались камуфлировать свои подлинные, антироссийские, направленные на развал союзного строительства цели… То, что они пытались втянуть Россию в направленный против Александра Лукашенко блок, – все это говорит о том, что даже организаторы протестов прекрасно отдавали себе отчет в том, что Россия очень популярна в Беларуси и что союзное строительство пользуется доверием.

Опросы, которые проводят в Беларуси аккредитованные организации, свидетельствуют об этом доверии. Это видно из данных исследований, на которые ссылался Президент Александр Лукашенко во время Всебелорусского народного собрания, да и других, проводимые на протяжении многих лет различными организациями опросы, говорят о том же. При этом среди этих организаций есть и академические, и оппозиционные – абсолютно всегда курс на интеграцию с Россией набирал больше голосов, чем курс на интеграцию с Европейским союзом. Конечно, были разные колебания, но если смотреть на тенденцию в целом, то это так.

Есть проблема популярности этого курса у разных демографических категорий. Она несколько снижается у молодежной аудитории, среди тех, кто младше 25 лет. Да, с молодежью нужно работать, нужно объяснять востребованность интеграционного строительства. Но, вместе с тем, я бы не делал из этого трагедии. Ведь эта тенденция наблюдается все последние 25 лет, пока у нас идет российско-белорусское сближение. При этом можно отметить любопытный феномен, о котором хорошо знают социологи: молодые люди, становясь старше, социализируясь, вовлекаясь в общественные и экономические процессы, меняют свое мировоззрение, в том числе и отношение к союзному строительству.

Я глубоко убежден, что в Беларуси не просто добрососедские, а союзнические отношения с Россией имеют ментальную основу. Прежде всего это осознание того, что россияне и белорусы принадлежат к одной цивилизации, исторически и культурно близки. А только за тем идет рациональное осознание необходимости интеграции. Это и экономическое сотрудничество, военно-политическое и так далее. В основе все-таки лежит ценностная близость – языковая, культурная, историческая - которая существует между Россией и Беларусью. Другой вопрос в том, что мы должны это разъяснять.

К упущениям интеграции в последнее время я бы отнес то, что мы очень сосредоточились на экономических проблемах и путях их разрешения. И мы недостаточно внимания уделяли вот этой идейной части. Мне кажется, ситуацию надо менять. Нам нужно больше программ, больше проектов, направленных на трансляцию исторической памяти на новое поколение. У нас для этого все есть, нам не надо ничего придумывать, нужно просто говорить правду, используя для этого наиболее эффективные инструменты.