Уважаемые посетители официального сайта Постоянного Комитета, мы перезапустили наш сайт и обновили его дизайн.
Приносим извинения за возможные неполадки, которые могут сопровождать процесс перезапуска.
Наверх

Игорь Летов, генеральный директор МЗКТ: Мы развиваемся для нашего Союзного государства

Российские и белорусские журналисты побывали на Минском заводе колесных тягачей


Посещение Минского завода колесных тягачей – одно из самых ярких впечатлений традиционного декабрьского пресс-тура представителей российских региональных и федеральных средств массовой информации в Республику Беларусь.

- Откуда моторы на ваших машинах? - первый вопрос журналистов последовал еще до официального начала пресс-конференции гендиректора МЗКТ.

- Ярославские, тутаевские и барнаульские.

- Барнаульские? - почему-то удивился корреспондент.

- Конечно. Когда завод только создавался, то первые двигатели были барнаульские, - рассказал  Игорь Летов. - Знаменитый Д12А-525 - танковый мотор, - он служит до сих пор.

А создавался завод в далёком 1954 году, когда появилось специальное конструкторское бюро в составе МАЗа. В следующем году он отметит юбилей — 65 лет. Когда-то туда направлялись лучшие специалисты со всех автозаводов Советского Союза, и задача им была поставлена одна — создать автомобиль для ракетных комплексов. 

- Могу не без гордости сказать, что все тяжелые многоосные военные платформы появились на нашем предприятии, - признался Игорь Летов.

Речь о сотрудничестве России и Беларуси шла, конечно, и дальше.

- Мы развиваемся для нашего Союзного государства. Почему я так говорю? 85 процентов продукции уходит в Российскую Федерацию – для нас это экспорт, для нас это почётно,  - заявил гендиректор МЗКТ. - Это товарооборот порядка 120  миллионов долларов в год. В лучшие годы, уже в постсоветское время,  мы поставляли до 400 машин. Хотя Министр обороны РФ Сергей  Шойгу заявил недавно, что модернизация российской армии практически завершена. Значит, заказов будет меньше. В другие страны у нас уходит всего 5- 7 процентов заказов.
При этом военная продукция, оборонный заказ –  не единственный источник доходов. Это и оборудование для нефтегазовой отрасли – мобильные буровые установки. МЗКТ принадлежит 100 процентов рынка тягачей для тяжелых буровых установок свыше 140 тонн. Сейчас, кстати, на МЗКТ выпускают еще и микроавтобусы.

- Плюс мы освоили и уже выпускаем вместе с Галичским автокрановым заводом стотонные краны. Две машины были уже успешно реализованы. Их, правда, мало кто видел. Товар штучный, - признается Игорь Летов. - Плюс с этим заводом мы выпускаем краны грузоподъемностью 60, 70 тонн. Но этот товар более массовый.
На заводе работает военная приемка из России. Это группа порядка 40 человек, без внимания которой ни один болт не перемещается из цеха в цех. Порядка 70 процентов всех комплектующих для машин поступает из России. Так что чужие здесь не ходят.

- И вообще, грязь мы здесь не разводим, - образно выразился директор.

 Вспоминали на пресс-конференции и о том, что в  России есть подобные предприятия: это Брянский автомобильный завод – фактически выходец с МЗКТ. Директора, работавшие на МЗКТ, работали и там. Игорь Летов вспомнил, как сам в 2006-м году трудился  директором производства в Брянске. Расшевелили принадлежавший в том момент «частнику» умирающий завод. Увеличили производство в два раза. И в дальнейшем МЗКТ оказывал соседям посильную помощь: поставлял в Брянск лонжероны рам автомобилей, гидромеханическую передачу. Сейчас концерн «Алмаз-Антей» приобрел Брянский завод, они его модернизируют. Но там не хватает опыта, потеряна конструкторская школа. 

- Я на всех уровнях говорю: давайте сотрудничать, у нас отличная база, порядка 250 конструкторов, 150 человек – исследовательский центр, который проводит любые виды испытаний, - предложил Игорь Летов. - Мы каждый год создаем и модернизируем порядка 10-15 новых машин. Подстраиваемся под каждого клиента. Работаем быстро: на выполнение заказа уходит год-полтора.

20181212_130127.jpg

Есть еще и Курганский автомобильный завод, который уже практически не существует. Они делали технику, которую когда-то выпускал МЗКТ.

- Но мы не называем их конкурентами,- уточнил гендиректор МЗКТ. - Также мы не называем конкурентами КАМАЗ. У каждого своя ниша в автомобильной технике. Кто-то возит ракеты, кто-то - танки, кто-то - пушки. В армии много задач. Нашими машинами полностью оснащаются РВСН. Не надо создавать двойные производства, не надо дублировать друг друга, неужели нам не на что тратить деньги? Все сейчас говорят о платформе «О»  для ракетной техники на базе КАМАЗа , так вот, у нас в музее стоит машина 1986 года – ее прототип. Она должна была ездить между шахтами под землей, перевозить ракеты, чтобы их нельзя было засечь со спутника. Но тогда проект был похоронен. Сейчас эта машина стоит в нашем музее, который откроется в следующем году. 

Зашла речь и о перспективах, если вдруг контакты с Россией нарушатся.

- Когда в 1991-м году мы отделились от МАЗа, то поставляли на рынок народно-хозяйственную технику, - вспоминает Игорь Летов. - Она не сильно отличалась от военной, была покрашена в другой цвет, были другие кабины – более облегченный вариант. Мы занимали приличную нишу в строительной технике, создали четырехосный самосвал, который пользовался популярностью. Продавали сотни машин в год, но со временем он вывалился из этой ниши. Если с Россией контакты нарушатся, придумаем что-то и в этот раз. Главная проблема, которая весьма актуальна и для России, и Беларуси, - это отсутствие хорошего двигателя. Мотора, который шёл бы в ногу со временем, класса Евро-5 или Евро-6, по сути, нет. У  Ярославля он сильно похож на мотор от Рено. Своего – нет, упустили, когда все развалилось. Поэтому мы делаем машины с теми двигателями, которые поставит заказчик. 

20181212_130631.jpg


В модернизацию завода постоянно вкладываются средства — и они идут не только на замену оборудования. За последние 10 лет вложено в производство 150 миллионов долларов. И это заработанные заводом средства.

Есть у МЗКТ и своя база отдыха, где особенно хорошо, по словам гендиректора, летом,  и детский лагерь, строит предприятие и жилье для своих сотрудников, покупает для них квартиры.

Максим Чижиков

Фото автора