Уважаемые посетители официального сайта Постоянного Комитета, мы перезапустили наш сайт и обновили его дизайн.
Приносим извинения за возможные неполадки, которые могут сопровождать процесс перезапуска.

Виктор Захарченко: Миссия нашего хора — просветительская

22 марта руководителю Кубанского казачьего хора исполняется 80 лет. А 2 апреля его коллектив выступит в День единения народов России и Беларуси.


О родителях

Мать у меня - Наталья Алексеевна Носкова. Она из поселка Лиски Воронежской области. Мама в 6-летнем возрасте осталась без родителей. И ее, как круглую сиротку, взял домой в качестве няньки местный священник — отец Тихон. Его матушка, когда ее увидела, только и сказала: «Да какая это нянька — ей самой она нужна». Мама потом вспоминала, что она испугалась, как бы ее не выгнали, и за батюшку вцепилась. А отец Тихон и говорит, что Наташенька — девочка хорошенькая, будет помогать. Так и оставили. В школе она пробыла несколько месяцев. Грамоте батюшка научил. Она очень верующая была. Не дожила четырех месяцев до 90 лет. Считала, что удлинила жизнь за счет отца. Он погиб на войне.

В перестройку в Лисках начали возрождать храм, где служил отец Тихон. Там тогда был батюшка Артемий. Помню, как мама говорила, что ее девичья фамилия - Носкова, но «по подвирью» они — Здоровенко. Когда я спросил об этом отца Арсения, он сказал, что они тоже — Здоровенко. Получается, что мы - родичи. Теперь он — митрополит в Святогорской Лавре. Был там у него в гостях со старшим внуком.   

Отец - Гавриил Иванович Захарченко. Кубанский казак, тоже круглый сирота.

Отец был сапожником высшего класса, к нему записывались из других станиц. Когда началась война, ушел на фронт, пропал без вести. В Книге памяти записано, что он погиб под селом Красная Балка Ростовской области.

Помню, как отец купил патефон, ставили пластинки с песнями Лемешева: «Вдоль по улице метелица метет...». Любил их петь. Голос у меня в детстве, пока не сломался, звонкий был. Сохранилось два отцовских письма. Два треугольничка. Он писал маме: «Наташа, спасай детей. Продавай все. Вернусь, еще наживем. Обо мне не беспокойся. У меня все хорошо. Нам здесь весело». Он писал так, чтобы мама не беспокоилась. Я потом прочел, какие страшные были бои. Потом пришли немцы. Из хаты нас выгнали. Жили в погребе у соседей. Прошли через жуткое время.

Когда война закончилась, казалось, что все беды прошли. Но 1948 год оказался крайне неурожайным. Голод был жуткий. Приходилось с братом и сестрой просить милостыню. Как-то пошли в совхоз, а он от нашей станицы в километрах семи — считалось, что там люди, вроде, побогаче. В один дом зашли, в другой - ничего не дали. А в третьем на нас собаки страшные рванули. Люди еле-еле нас отбили и дали один оладушек. Пара обуви была одна на всех, поэтому босиком ходили. Не было огня, спичек, только лампадка с воском. Когда она затухала, мама шла к тому, у кого в окне свет был. Зажигала у них фитилечек, ставила его в ведро, чтобы ветром не задуло. А мы — дети — любили читать. Иногда вздыхали - и фитилек задували. Маме приходилось снова идти к кому-то. Ели траву, молочай. Были как скелеты: кожа да кости. Брат Боря умер. Помню похороны, причитания — пели так, что душу вывернет любому. Я свидетель того времени — это была моя консерватория.

Об истории хора

Кубанский казачий хор создал не я. Это сделали до меня талантливые предки. У основания хора стоял протоиерей Кирилл Россинский — священнослужитель Русской православной церкви. И он определил его миссию — просветительскую. Хор был создан в составе Черноморского войска 14 октября по новому стилю 1811 года на Покрова Пресвятой Богородицы, а с 1861 года получил название Кубанского войскового певческого хора. Это был церковный коллектив. Но они исполняли казачьи песни, классику: произведения Глинки, Чайковского, Рахманинова, творения зарубежных авторов. Так, они первыми в России исполнили ораторию Йозефа Гайдна «Сотворение мира».

Свое столетие хор отмечал в 1911 году в том здании, где сейчас находится Краснодарская филармония. Сохранилась удивительная программа выступления — хор пел в сопровождении духового и симфонического оркестров. В концерте было три отделения: все закончилось исполнением увертюры Петра Чайковского «1812 год».

В 1921 году хор был расформирован. Шла Гражданская война, многие казаки ушли в эмиграцию. Более 20 человек уехали из певческого хора в Сербию. Они и там создали свой коллектив — эта страница истории долгие годы была нам неведома. Во время гастролей в Сербии мы побывали на их могилах.

История интересовала меня всегда — что же было до нас. Так вот, Кубанский казачий хор был официально создан в 1936 году постановлением руководства Азово-Черноморской области, куда тогда входили Ростов и Краснодар. Разделение на отдельные регионы произошло лишь через год. Первым руководителем того хора стал кубанский казак Григорий Митрофанович Концевич. Но именно он до Октябрьской революции в течение 15 лет был регентом, считай - худруком Кубанского войскового хора. А потом еще 15 лет трудился фольклористом, ездил по станицам, собирал и записывал кубанские песни. Я когда увидел этот факт, то для меня все стало на свои места: мы — прямые продолжатели того дореволюционного хора и его правопреемники. Нашел все документы, подтверждающие этот факт. Теперь никто не оспорит нашу историю. Кубанский казачий хор — это не сугубо советский коллектив. В 1961 году генсек КПСС Никита Хрущев упразднил около сотни творческих коллективов, в том числе и Ансамбль песни и пляски кубанских казаков — тогда коллектив назывался так. Тогда была такая идеология: зачем нам профессиональное искусство? Пусть эти коллективы разойдутся по самодеятельности, и тогда запоёт вся страна. Но в 1969 году хор восстановили, тогда его возглавил Сергей Чернобай. 14 октября 2018 года нам будет 207 лет.

А Концевича арестовали в августе 1937 году по доносу. Его обвинили в покушении на Сталина — хор выступал в Большом театре с программой перед Иосифом Виссарионовичем — и в декабре того же 37-го года расстреляли. Мне удалось переиздать все сборники Концевича, которые выходили до революции. В советское время их не печатали.

Об учителях

Я благодарен Владимиру Николаевичу Минину, который возглавлял кафедру хорового дирижирования в Новосибирской консерватории. Много произведений посвятил ему. Он — эталон, столп российской хоровой культуры. Владимир Николаевич жив, работает, возглавляет Московский камерный хор, хотя ему идет 90-й год. Был недавно у него в Москве, побывал в особняке, который они занимают.

Евгений Владимирович Гиппиус пригласил меня в Москву. Во время моего отчета получил записку из зала. Я много слышал про него, но в лицо не знал. И когда он подошел после выступления, пригласил в гости. Приехал к нему. Я парень простой, деревенский, крестьянин от сохи, он — интеллигент, родственник поэтессы Зинаиды Гиппиус. Я тогда думал, что буду учиться у Минина в аспирантуре. На что Гиппиус сказал: «У него вы приобретете количество, а вам надо заняться теоретическими дисциплинами. Алгеброй проверять гармонию». И когда он это объяснил, мне понравилось. Минин, узнав, что учиться буду в институте имени Гнесиных у Гиппиуса, сказал: «Витя, иди. Не обижусь». Я решил, что сделал все правильно.

Максим Чижиков