Наверх

Алексей Кубрин: Вопросы национальной безопасности, тем более в нынешних непростых условиях, должны ставиться во главу угла

Заместитель Государственного секретаря – член Постоянного Комитета - Алексей Александрович Кубрин рассказал о реализации союзных программ по тематике оборонно-промышленного блока и обрисовал план работы на год

Фото: Заместитель Государственного секретаря – член Постоянного Комитета - Алексей Александрович Кубрин

Заместитель Государственного секретаря – член Постоянного Комитета - Алексей Александрович Кубрин рассказал нашему корреспонденту о реализации союзных программ по тематике оборонно-промышленного блока и обрисовал план работы на год.

- Алексей Александрович, сколько программ Союзного государства реализуется в этом году?

- Девять, причём семь из них - по тематике оборонно-промышленного блока.

В 2014 году были  завершены союзные программы «Микросистемотехника» и «Сертификация-СГ». Целью первой программы была разработка и создание нового поколения микросистемотехники и унифицированных интегрированных систем  на её основе, а второй - разработка интегрированной системы стандартизации космической техники, создаваемой в рамках программ и проектов Союзного государства.

С 2015 года стартует программа Союзного государства «СКИФ-Недра». Этой программе предшествовала серия программ по созданию суперкомпьютеров и программного обеспечения «СКИФ» по созданию высокопроизводительных технологий в нефтегазовой сфере, разработке программного обеспечения. Мы добавляем самые современные программные технологии, которые позволяют дистанционно заниматься разработкой и оценкой углеводородных запасов.

Несмотря на различие решаемых в рамках оборонных и производственных союзных программ задач, их объединяет одно безусловное преимущество – нацеленность на обеспечение безопасности Союзного государства, развитие научно-производственной кооперации и создание на этой основе совместных интегрированных структур, способных с максимальной эффективностью реализовывать весь комплекс социально-экономических проблем, возникающих в процессе союзного строительства.

В заделе на текущий год у нас есть разработка семи проектов концепций  программ. Проекты трёх концепций программ по Министерству обороны, трёх – по НАН Беларуси и одной – по Минпрому Республики Беларусь.

- Это связано с компонентной базой для нашей автомобильной техники?

- Нет. С автоэлектроникой связан только один проект. Мы с вами привыкли, что когда иностранный автомобиль включаешь, то сразу обнаруживаешь много полезных элементов. Они ловят вопросы угловой устойчивости, осуществляют контроль взаимодействия разных вращений колес на различных участках дороги, стабилизацию - и так далее. Но на наших современных автомобилях мы вынуждены использовать импортную базу – и вот мы хотим изменить эту ситуацию. Вторая программа «Луч» направлена на создание критических стандартных технологий и изготовления наноструктурной микро- и оптоэлектроники, приборов и систем на их основе, включая разработку оборудования для их производства и испытаний. Остальные программы «Технологии СГ» и «Интеграция-СГ», направленные на  разработку новых технических средств и материалов для широкого спектра использования как в космической тематике, так и в электронных приборах общего применения.
Вот то, что мы на сегодня уже имеем в серьезном заделе.

- А будет ли продолжаться работа над взаимодействием и унификацией нормативно-правовой базы России и Белоруссии?

- Безусловно - это вопросы крайне важные для нас, особенно в нынешних непростых политических условиях. Много и серьезно мы работали в рамках группы по миграции, которая у нас сформирована. В ее состав входят как представители Федеральной миграционной службы России, так и представители Министерства внутренних дел Беларуси. Учитывая, что сфера миграции – это очень широкий спектр вопросов, туда входят представители и других силовых ведомств, а также МИДов и Минюстов.
Из последних результатов работы группы можно отметить, что подготовлены к подписанию очень важные соглашения. Это соглашение между правительствами Республики Беларусь и России о порядке обмена сведениями о гражданах, на которых действуют ограничения на въезд – создаем единую информационную базу, вне зависимости от того, с какой стороны недостаточно лояльные к России или Беларуси граждане приезжают.

- Это в ситуации, когда в Беларуси они в списки внесены, в России – нет?

- Да, а раз они попадают на территорию нашего Союзного государства, они свободно перемещаются. Это нам не нужно. И наоборот. Такое соглашение подготовлено к подписанию в тщательной проработке.

Очень важный вопрос о взаимном признании и порядке исполнения решений об отказе во въезде на территорию государств – участников договора. Они взаимосвязаны. Если заезжает какой-то нежелательный гражданин, надо решать вопрос, как оформить отказ, чтобы его выдворить с территории Союзного государства. Это непросто - есть ряд проблем и юридического, и организационного характера, и технического. Совмещение баз данных, принятие участия соответствующих структур в этом процессе, - вся эта подготовительная работа завершена. Соглашение подготовлено к подписанию в этом году. Мы бы хотели подписать его в рамках проводимого Высшего государственного совета. Мы заинтересованы, чтобы соглашения начали действовать как можно раньше. Может быть, будет принято решение об ускорении их утверждения в отдельном порядке.

- В конце года на Совете Министров был утвержден план мероприятий на 2014-2016 год по формированию единого миграционного пространства на территории Союзного государства…

- Реализация Плана позволит решить наиболее острые проблемы, возникающие в сфере формирования согласованной миграционной политики. Его мероприятия предполагают как унификацию миграционного законодательства, так и практические действия по борьбе с незаконной миграцией и другими нарушениями в сфере миграции, а также взаимодействие информационных ресурсов наших государств.

- Расскажите, пожалуйста, о взаимодействии министерств обороны России и Беларуси в рамках Союзного государства.

- Недавно прошла рабочая встреча по договоренности с Министерством обороны Беларуси, мы обсуждали ряд важных вопросов. В декабре была принята новая Военная доктрина Российской Федерации. У нас еще в 2001 году была принята Военная доктрина Союзного государства. За такой большой промежуток времени условия и военно-политические, и экономические сильно изменились. Это потребует тщательного изучения и стыковки доктрин как национальных – России и Беларуси, и главное – доктрины Союзного государства. Мы в разговоре с руководством Министерства обороны Беларуси обсудили их видение подготовки к решению этого вопроса. Есть взаимное понимание, что над этим документом надо работать, мы взяли для себя определенный промежуток времени для предварительной проработки. Аналогичная работа будет проведена в рамках взаимодействия с Министерством обороны России.

- Но ведь Военная доктрина подразумевает гораздо более широкий спектр вопросов, чем непосредственное применение вооруженных сил.

- Безусловно, вооруженные силы не могут существовать в отрыве от вооружения и военной техники, которые, в свою очередь, не могут существовать в отрыве от состояния промышленности, в первую очередь высокотехнологичной, которую сейчас по инерции некоторые называют оборонной. Ряд приборов, элементов могут использоваться и в гражданской, и в военной технике – двойного назначения. Ясно, что высокотехнологичная промышленность должна быть готова к обеспечению тех задач, которые прописаны в военной доктрине.

Сегодня промышленность связана не только с сырьевой составляющей и с возможностями государства по сырью, но и с экономической, финансовой составляющей.
Непосредственно бюджетные средства, которые предусмотрены в рамках гособоронзаказа, нуждаются в привлечении дополнительного субсидирования. Сделать это можно только за счет кредитования. Но о каком кредите для предприятия машиностроения может идти речь, если мы знаем, что рентабельность предприятий машиностроительной отрасли, как правило, составляет в лучшем случае 5-7 %, а кредиты банки дают сейчас под процент свыше 20. Предприятие не будет брать кредит, заведомо понимая, что оно будет работать себе в убыток. Надо думать и об этой проблеме!

Кстати, в Федеральной резервной системе США, например, четко прописано в положении: вопрос кредитной политики решается исходя из конкретной ситуации, которая на данный момент сформировалась в США. Поэтому, когда был кризис 2008-2009 года, ФРС предоставляла кредиты для промышленности под 0,2 %. Ясно, что фактически шло прямое субсидирование промышленности с последующим возвратом средств, без глубокого наложения нагрузки на промышленность. Может, и нам стоит задуматься?

Конечно, бывают у нас исключения при работах под гособоронзаказ, - но они не такие комфортные: субсидирование двух третей ставок рефинансирования. Если ставка рефинансирования 12 %, а банк выделил кредит под 20 %, две трети ставки – 8 %. Мы имеем те же 12 %, которые непосильны для предприятия промышленности. Вроде бы обсуждаем вопросы военной доктрины, а переходим к рассмотрению широкого комплекса вопросов, которые требуют широкой взаимоувязки. Мы взяли на себя взаимные обязательства с Министерством обороны по изучению вопроса и по дальнейшему взаимодействию. Будем готовить соответствующее обращение и в правительство Российской Федерации, и к другим руководителями, чтобы более широко на эту проблему посмотреть. Этот опыт можно будет реализовать и в более широком количестве государств в рамках ЕЭК.

- Можно ли сказать, что программы, связанные с безопасностью, - ключевые?

- У нас все программы одинаково важны. Просто так сложилось, что программы, которые реализуются в рамках взаимодействия с нашими силовыми структурами, осуществляются более комфортно и организованно, чем другие тематики. Вообще вопросы национальной безопасности, тем более в нынешних непростых условиях, должны ставиться во главу угла. И всегда ставятся. Итог положительный. Поставленные задачи мы выполнили. Проблемы есть, но они решаются в рабочем порядке.