Курсы валют на 20.11.2018
RUR
BYN
31.37
USD
66.01
EUR
75.32
CNY
95.07
BYN
RUR (100)
3.19
USD
2.10
EUR
2.40
CNY
3.03
Мероприятия

30.10.2018 Григорий Рапота: Высокоскоростная железнодорожная магистраль может соединить Москву и Минск

Будет ли создан единый паспорт Союзного государства, почему дедолларизация российской экономики никак не скажется на торговых отношениях наших стран и можно ли будет добраться из Москвы в Минск за три часа на поезде? На эти и другие вопросы, касающиеся совместных проектов, в интервью «Известиям» в кулуарах XI Евразийского экономического форума в Вероне рассказал Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота.

— Недавно Посол России в Беларуси Михаил Бабич заявил, что соглашение о взаимном признании виз будет подписано в ближайшее время. О каких сроках идет речь?

— Я хочу подтвердить информацию Посла — соглашение подпишут в ближайшее время. Я надеюсь на это. Идет интенсивная проработка этого документа, она уже на финальной стадии. Хочется верить, что подписание будет в этом году.

— Как это скажется на бизнесе, на туристических потоках?

— Соглашение о взаимном признании виз, несомненно, оживит поток граждан третьих стран через российско-белорусскую границу, что, в свою очередь, положительно скажется на туристическом бизнесе и на бизнесе в целом.

— А планируется ли упростить для граждан Беларуси процедуру получения российского гражданства? И наоборот, облегчить россиянам оформление белорусского паспорта?

— Этот вопрос у нас не стоит на повестке дня, поскольку он не востребован. У нас нет сложностей с Республикой Беларусь в силу одного простого обстоятельства: нет острой необходимости менять гражданство.

Если белорус приезжает в Россию, он обладает теми же правами, что и россиянин. И при поступлении на работу, и при обеспечении пенсией, и в решении социальных вопросов — например, медицинского обслуживания.

То же самое происходит и в Беларуси: россияне, приезжающие в Беларусь, пользуются теми же правами, что и белорусы, за редким исключением, касающимся некоторых специальностей, связанных, скажем, с режимом секретности.

— Обсуждается ли появление единого паспорта Союзного государства?

— В нем также нет необходимости, поэтому вопрос не ставится ни той, ни другой стороной. Мы не должны искусственно придумывать какие-то построения, мы работаем над тем, что востребовано обществом.

А обществом востребована, к примеру, тема поступления на работу в России, чтобы там всё шло по тем же правилам, по которым принимают на работу россиян. Тогда возникает потребность обсудить этот вопрос, найти какое-то решение и убрать препятствия. Вопрос гражданства не ставится.

— Россия взяла курс на дедолларизацию экономики. В Беларуси обсуждается этот вопрос и готова ли она пойти по тому же пути?

— Всё зависит от того, какой смысл в это вкладывается. Мы уже забыли о времени, когда цены в Российской Федерации указывались в условных единицах. Россия отказалась от этого, немного позже Беларусь тоже пошла по этому пути. В торгово-экономических отношениях России и Беларуси больше 80% расчетов идут в российских рублях.

— Каков сейчас объем товарооборота России и Беларуси?

— $32,4 млрд. Это данные прошлого года. В этом году посмотрим, что получится. Сейчас устойчивая тенденция роста. С начала года товарооборот вырос примерно на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

— В какой валюте торгует Беларусь с другими странами?

— Смотря с какими. С Казахстаном и нашими партнерами по ЕАЭС — в том числе и рублевые расчеты. С западными странами - где-то в долларах, где-то - в евро. С Китаем и в юанях идут расчеты.

— С ноября до конца 2019 года Россия не будет поставлять в Беларусь дизельное топливо. Как можно решить нефтяную проблему? Что происходит на данном этапе?

— Условия экспорта дизельного топлива — лишь один аспект российско-белорусских отношений в сфере поставок нефти и нефтепродуктов. Главное — установить четкие правила, которые работали бы на далекую перспективу. В этом суть ведущихся на уровне вице-премьеров переговоров.

— Как Россия и Беларусь сотрудничают в сфере информационной безопасности? Будут ли выработаны единые правила поведения?

— Одно из проявлений интереса к этой теме — программа «Паритет», реализация которой начата в 2018 году. Также ведется работа по согласованию проекта концепции программы «Безопасность-СГ». Цели этих программ — определить правила игры: что входит в категорию информационной безопасности, какие меры должны приниматься, где мы должны сотрудничать, какие законодательные акты принять и какие изменения внутреннего законодательства должны у себя провести.

Каждая программа рассчитана на четыре года, это серьезные проекты. Помимо этого, постоянно проходят семинары и конференции по информационной безопасности. Эта тема является предметом взаимодействия наших специальных служб, правоохранительных органов. Любой вопрос российско-белорусского взаимодействия содержит элементы информационной безопасности. Например, взаимное признание виз или контроль за качеством поставляемых сельхозпродуктов. Для этого нужна сопоставимость информационных систем, их надежность и, конечно же, безопасность.

— На какой стадии находится соглашение об отмене роуминга? Когда это может произойти?

— Год назад были большие сомнения, можно ли вообще решить эту задачу, потому что затрагиваются экономические интересы бизнеса, и с этим надо считаться. Бизнес не должен нести потери, а если они неизбежны, он должен их компенсировать за счет чего-то другого.

Сейчас вопросом отмены роуминга занимаются министерства информации и связи. Вначале они сказали, что вопрос сложный, они его не готовы обсуждать. Но на российской территории роуминг был отменен. Это создало прецедент, на базе которого Россия может выстраивать отношения с партнерами. Сейчас идет интенсивный диалог, и результат будет. Когда, не могу сказать.

— Стоит задача создания единого научно-технического пространства на территории России и Беларуси. А в каких областях может произойти еще большее сближение?

— Я считаю крайне важной задачей достичь целей, которые поставлены в Союзном договоре и других документах: создание единой структурной промышленной политики, единого транспортного пространства. Создание единого энергетического пространства — тоже задача, здесь много нерешенных проблем, о части которых мы с вами говорили.

— Что будет означать для граждан единое транспортное пространство?

— Если ты находишься в Москве и хочешь уехать на поезде в Берлин через Беларусь, ты должен сесть на поезд, желательно высокоскоростной, и через шесть часов быть в Берлине. Попасть в Минск по железной дороге желательно за три часа. Автомобильная дорога, которая идет через Смоленск, неплохая — дает возможность через семь-восемь часов быть в точке назначения. Если там будет построена высокоскоростная железнодорожная ветка, дорога займет меньше трех часов при тех стандартах, которые существуют в мире. Или возьмем маршрут Минск–Санкт-Петербург. Дорога на поезде занимает 13–14 часов, даже в рекламе пишут: «Если хотите быстрее, садитесь на автобус».

Речь идет о создании хорошей, соответствующей уровню XXI века, инфраструктуры, соединяющей два государства, что даст дополнительные условия для развития туризма, бизнеса, экономики.

— «Дорожная карта» уже есть?

— Нет. Но, видимо, есть смысл такую карту создавать.

— Кто этим будет заниматься?

— Союзное государство. У нас есть министерства транспорта, Постоянный Комитет Союзного государства, послы. Техническая часть будет за министерствами транспорта обеих стран.

— Это будет чисто государственный проект или государственно-частное партнерство?

— Когда он будет, тогда поговорим. Это может быть что угодно. Я не хочу быть прожектером и призываю к одному: надо зажечь себе звезду и стремиться к ней. Давайте зажжем эту звезду, посмотрим, что бы мы хотели через 10, 20, 30 лет, давайте жить будущим. Всем будет интересно, когда увидим, к чему мы стремимся.

— В каких еще областях ждать прорывов?

— В сфере космического сотрудничества реализуется программа, которая устанавливает общие технические стандарты на изделия, используемые в космосе. Это серьезный вопрос. Отдельная тема — создание малогабаритных приборов, используемых в космосе, устойчивых, например, к радиационному излучению.

Есть союзные программы в области микроэлектроники. Космос — также одна из областей применения микроэлектроники. Программа по суперкомпьютерам, которую мы реализовывали, имеет непосредственное отношение к космосу и вообще к высокотехнологичной продукции. В свое время был создан и запущен совместный российско-белорусский спутник, сейчас же идет работа по созданию микроспутников связи.

— Белорусская православная церковь, которая является экзархатом Московской патриархии, поддержала РПЦ в конфликте с Константинополем, осудила действия патриарха Варфоломея. А что происходит внутри, какие настроения у прихожан? Нет ли опасности, что в Беларуси может произойти то же, что и на Украине?

— Экзархат, говоря бытовым языком, некая часть РПЦ, ее представитель в Беларуси — экзарх Павел. Синод РПЦ, который был в Минске, принял те решения, о которых вы говорили. Это всё, что мне известно.

— Оправдало ли себя создание Союзного государства?

— Не мне судить, потому что я субъективен, поскольку занимаюсь этим. Нужно спрашивать общество, проводить опросы. Как мне видится, проект Союзного государства дал очень много хорошего: создана более комфортная среда обитания как для россиян, так и для белорусов. Это одно из достижений, которым мы вполне можем гордиться. В этой сфере действительно очень многое сделано.


Источник: "Известия"

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика