Наверх
Оборона и безопасность

24.12.2014 Разрыв между поколениями – это конец нации

9 мая 2009 года была создана Комиссия при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Наш собеседник – доктор политических наук, профессор Александр ЧАЧИЯ рассуждает об истоках фальсификаций и о возможности противостоять им.

– Фальсифицированная история – это проблема не только России. Но есть одна особенность. Политические и научные круги многих стран фальсифицируют собственную историю с целью её облагородить, героизировать, придать ей высокий смысл, в ряде случаев – миссианскую роль. Однако наша история намеренно искажается с целью её очернения, принижения исторической роли русского народа, обливания грязью великих исторических деятелей России. В чём дело? Почему так получилось?

- Традиция дискредитации российской истории уходит своими корнями в далёкое прошлое. Вообще говорить о древней истории любого народа нужно с большой осторожностью. В Средние века летописи в Европе писались в основном в монастырях под контролем и в интересах католической церкви. Королевские летописцы, естественно, возвеличивали своих патронов и всячески принижали и демонизировали их противников.

Судить более или менее достоверно об исторических событиях можно лишь начиная с периода книгопечатания. Книг издавалось мало, и были они чрезвычайно дорогими. Но даже в эту эпоху Ватикан периодически составлял список книг, подлежащих уничтожению. Поэтому можно сказать, что европейская история писалась историками на основе тех версий, которые им предложили католическая церковь и королевские дома. Россия и русские в этих версиях упоминаются глухо и, естественно, как дикие варвары, без какой-либо культуры, без значимых деятелей.

Российская история тоже начинается с монастырской версии. Во время европейского вояжа Петра ему в Польше показали так называемый Радзивилловский список «Повести временных лет» Нестора, который и заложил основу норманнской теории русской истории. Помните это - «земля наша богатая, да порядку в ней нету; придите и володейте нами».

На базе этой теории при Петре, а затем при Елизавете начинается составление официальной русской истории. И здесь мы сталкиваемся со странной особенностью. Писать русскую историю приглашаются немецкие историки – Миллер, Шлецер, Байер. Именно они стали родоначальниками русской исторической науки. Правда, «отцом русской истории» официально считается Василий Татищев. Но он при жизни ничего не издал, а его труд по русской истории с древнейших времён был подготовлен и издан под редакцией того же Миллера. Татищевский оригинал, естественно, не сохранился.

Интересно, что для составления истории России Пётр велел летописи из всех монастырей свезти в Москву, причём под страхом смерти. Сам Миллер тоже ездил по монастырям, изымал древние рукописи. Какова их дальнейшая судьба, что с ними делал Миллер, не зная ни слова по-русски, неизвестно. Я не знаю, есть ли ещё пример, когда официальную историю государства составляют иностранцы, даже не знающие местного языка. Примечательно, что все последующие русские историки – Карамзин, Ключевский, Соловьёв, Костомаров и другие – в своих работах опирались исключительно на миллеровскую версию истории, лишь дополняя и расширяя её. А суть прошлого нашей страны, по утверждению Миллера, заключалась в том, что славян, а уж тем более русских до VI века вообще не было! Потом невесть откуда взявшиеся племена стали бродить по лесам, кормиться диким мёдом и кореньями и, осознав, что сами ни к чему не пригодны, обратились к норманнам с просьбой руководить ими. Те пришли с дружинами, навели порядок (эдакая средневековая НАТО), и с этого начинается русская история.

– Понятно, откуда идут мифы о варварстве, неотёсанности русских, их кровожадности, сказки про рабскую сущность русского народа…

– Взять хотя бы легенду про необузданный деспотизм Ивана Грозного, активно поддержанный обласканными при Романовых историками. По разным оценкам, за полвека своего правления этот царь казнил всего от 3 до 4 тысяч человек. По тем жестоким временам это весьма мало. Правивший в то время во Франции Карл IХ только в Варфоломеевскую ночь вырезал 30 тысяч соотечественников. В тот же самый период в Англии королева Елизавета казнила 89 тысяч человек, а её отец Генрих VIII перевешал 72 тысячи. Но в историю эти деятели вошли как вполне цивилизованные люди, а Иван Грозный – как деспот и параноик.

Замечу также, что царь Алексей Михайлович после подавления восстания Степана Разина казнил свыше 7 тысяч его участников, то есть за раз вдвое больше, чем Грозный за 50 лет, но в историю его ввели как Тишайшего. Не потому ли, что он головы рубил простому люду, а Грозный – антинационально настроенной знати?

Демонизация России и её лучших правителей упорно культивировалась в течение веков как западной историографией, так и следовавшим в её фарватере большинством российских историков и в целом российской интеллигенцией.

– Вместе с тем в последнее время наметилась тенденция идеализации дореволюционной России, возвеличивания русского дворянства, империи Романовых, этой династии, особенно Николая II…

– Миф о всеобщей любви к царю Николаю несостоятелен. Когда его под арест посадило Временное правительство, не было ни одной попытки армейских подразделений освободить своего государя. Иерархи церкви также, кстати, не выступили в его защиту.

Я не против идеализации дореволюционной России. Но ведь зачастую возвеличивание имперского периода делается для того, чтобы противопоставить ему жизнь в Советском Союзе. Чтобы, не дай бог, не возникло у нынешнего поколения желания вернуться к этому социальному опыту.

Десятилетия лживой пропаганды, увы, сделали своё дело, и в конце 1980-х народу обозначили, так сказать, национальную идею – покаяние. Вспомните, как в те годы на экраны телевизоров выплывали «совести нации» - то режиссёр, то писатель, то историк – и призывали всех каяться за наше советское прошлое.

Ложь и грязные инсинуации привели к тому, что у значительной части населения, особенно у городской молодёжи, сформировалось отвращение к своей истории, своей стране, презрительное отношение к старшему поколению, которое, оказывается, было рабски послушным, обожествляло тирана, а его смерть восприняло как величайшее горе. Чётко обозначилось то, чего и добивались организаторы этой кампании, – разрыв между поколениями. А разрыв, отсутствие преемственности поколений означают конец нации.

– И что теперь делать?

– Мне представляется, что раз уж в стране провозглашён курс на создание гражданского общества, то надо этим воспользоваться и попытаться общественным организациям, прежде всего ветеранским, сказать своё слово в защиту истории нашего Отечества. Я считаю, на государственных телеканалах патриотически настроенные историки, журналисты должны иметь возможность для документального опровержения лжи.

Во-вторых, в съёмках фильмов на исторические темы должны участвовать научные консультанты. В советское время было такое правило. И тогда врали, но хоть было с кого спросить. А сегодня предъявляешь претензии режиссёру, а он отвечает: «А это моё художественное видение». И, конечно же, надо от имени ветеранских и других организаций подавать в суд на фальсификаторов истории за оскорбление памяти наших отцов, погибших в войну, построивших великое государство.

Нам не нужно по примеру ряда стран придумывать великую историю. Она у нас есть! Нужно лишь освободить её от наветов, инсинуаций, клеветы.

Олег Горупай