Наверх

16.12.2021

Автор: Наталья Веденеева

Фото: предоставлено Владимиром Ивановым

Заместитель президента РАН: «Мы располагаем достаточно высоким интеллектуальным потенциалом»

Как процессы глобализации влияют на деятельность научного сообщества Союзного государства? Какие позиции сейчас занимает фундаментальная наука?

Об этом мы поговорили с заместителем президента РАН, член-корреспондентом РАН, доктором экономических наук Владимиром Ивановым.  

– Владимир Викторович, про надвигающуюся глобализацию говорят, как минимум, последние лет 20, если не больше. Мы сейчас живем в условиях глобализации или нет? 

– Исследования процессов глобализации являются одним из наиболее перспективных научных направлений, поскольку объединяют общественно-гуманитарные, естественно-научные и технические дисциплины. По своей сути глобализация есть непрерывный процесс, который берет свое начало, по-видимому, с момента появления Человека на Земле. 

– А как российско-белорусские ученые подходят к осмыслению глобализации? 

– Развитие человека и общества неразрывно связано с получением новых знаний и их практическим использованием. Благодаря науке и технологиям человек не только осваивал пространства, но и создавал среду обитания. И сейчас мы можем говорить о новой среде обитания человека, которая уже не ограничивается биологической средой, а является сложнейшей системой природа-технологии-информация-культура. Заметим, что технологии дают не только положительный эффект, но несут и большую опасность. Так, например, достаточно вспомнить, какой ущерб нанесен крупнейшими техногенными авариями на химических производствах, в Мексиканском заливе на нефтедобывающей платформе, авариями на АЭС в США, СССР, Японии и др. Еще большую опасность представляет оружие с использованием новейших технологий и технологический терроризм. 

Но анализ этих ситуаций показывает, что они являются следствием недостаточной культуры: политической, технологической, конструкторской, эксплуатационной. 

Эти вопросы изучаются в рамках научного направления «Экология технологий», сформулированного в 2010 году. Отсюда вытекает основной тезис Гуманитарно-технологической революции, согласно которому новые технологии должны быть направлены не на извлечение дополнительной прибыли или получения политических преференций, а исключительно на решения задач повышения качества жизни. 

– Как в Союзном государстве понимают эти процессы? 

- Здесь мы мало отличаемся от зарубежья: у нас присутствуют различные взгляды на протекающие процессы. Но пока превалируют подходы, направленные на повышение влияния бизнес-структур, прежде всего ресурсно-ориентированных, на деятельность государственных органов. 

Начиная с 90-х годов западно-ориентированными идеологами реформ российской науки и образования проповедуется тезис, что фундаментальная наука не выгодна коммерчески. Это более чем странное утверждение, поскольку на практике все обстоит с точностью наоборот. 

– Как говорил тот же Жорес Иванович: «Всякая фундаментальная наука является прикладной, дело только в сроках». 

– Безусловно. Фундаментальная наука уже оправдала затраты на все время существования человечества. 

В новом мировом укладе, который сформируется в результате гуманитарно-технологической революции, лидирующие позиции займут государства, обладающие передовой системно организованной фундаментальной наукой, преимущественно фундаментальным образованием и современным научно-технологическим комплексом, направленным на повышение качества жизни населения.                        

Мы пока еще располагаем достаточно высоким интеллектуальным потенциалом, есть хорошие традиции и опыт организации работ по полному инновационному циклу – от фундаментальных исследований до практического использования новейших научных результатов. Пока еще сохраняется возможность восстановить уникальную научно-образовательную систему, формировавшуюся на протяжении почти трех столетий. Сейчас все будет определяться только выбором дальнейшей траектории развития, здравым смыслом и политической волей.