Наверх

07.11.2021

Автор: Александр Аннин

Фото: Александр Аннин

Секретарь Союза писателей России Сергей Дмитриев: «Достоевский – культурная скрепа Союзного государства»

- Сергей Николаевич, вот свежие данные по продажам книг в России за минувшие десять месяцев 2021 года: на первом месте – Стивен Кинг, за ним – Оруэлл (романы «1984» и «Скотный двор»), третье место – Достоевский, на четвертом – Ремарк. Как прокомментируете?

- Что ж, Донцова, Шилова и Устинова отодвинуты от лидерства в читательском сообществе. Что касается увеличения продаж книг Федора Михайлович Достоевского, то, конечно же, рост интереса к его творчеству в первую очередь связан с 200-летним юбилеем нашего классика. Очень важным побудительным мотивом к чтению Достоевского стали экранизации его произведений, снятые в последние годы. Люди, посмотрев эти художественные фильмы и сериалы, хотят узнать нечто большее – то, что осталось в прямом смысле за кадром. Обращаются к книге. И как бы ни критиковали эти экранизации – а критиковать всегда есть за что, особенно когда экранизируется родная классика – но появление таких фильмов обязательно становится мощным триггером в пробуждении повышенного внимания к первоисточникам – романам Достоевского «Идиот», «Братья Карамазовы», по которым сделаны фильмы и сериалы.

- Тиражи книг Достоевского резко выросли?

- Рост есть, конечно. Но не значительный. Помню, в конце 80-х я был главным редактором издательства «Молодая гвардия». Мы выпустили книгу «Достоевский» из серии ЖЗЛ. В то время в стране было десять тысяч книжных магазинов (сейчас – полторы тысячи на всю Россию). Так нам эти сонмища магазинов делали заказы на книгу за год вперед, никаких проблем с распространением не возникало. А еще библиотеки… И перед тем, как начать печатать биографию Достоевского, я уже имел портфель заказов на 40-50 тысяч экземпляров. Издали книгу и – вжих! – она уже продана. Моментально.

- Разве в связи с пандемией и связанной с ней «удаленкой» у людей не высвободилось время для чтения книг?

- Это довольно наивные предположения. Люди уткнулись в телесериалы, компьютерные игры, общение в соцсетях. Даже продажи электронных книг в период пандемии выросли в России очень незначительно, достигнув 7-8 процентов от общего объема книжной торговли. Бумажные книги дорожают, и отрасли особенно нужна поддержка со стороны государства. Вот в Беларуси, к примеру, есть финансовые льготы у издателей и магазинов. А государственное объединение «Белкнига» имеет сеть государственной торговли.

- Может быть, причина такого отношения к книге в Беларуси кроется еще и в том, что там сложилась единая культура? Общие корни, общие книги, начиная с детских…

- Конечно. В Беларуси веками устанавливалась некая национальная направленность культуры, и книжный рынок в такой питательной среде, как народные традиции, единая народная литература, разумеется, процветает. Может быть, это происходит даже в силу некой, не побоюсь этого слова, большей, нежели в России, патриархальности белорусского народа. Для него традиционные человеческие ценности – это жизненная установка, ни много, ни мало.

_DSC6624.JPG

Слева направо: писатель и публицист Владимир Дворцов, Сергей Дмитриев, секретарь Союза писателей Беларуси Сергей Трахименок, председатель правления Союза писателей России Николай Иванов. Минск, книжная выставка, 2019 год


- Мы часто говорим о едином литературном пространстве России и Беларуси. Фигура Достоевского в этом смысле символична?

- Ну, белорусы вообще почитают Достоевского как своего родного писателя, ведь род Федора Михайловича происходит из полесских шляхтичей. Здесь, под Пинском, предки русского классика получили во владение село Достоево, от названия которого, собственно, и произошла фамилия Достоевских. По сути, Достоевский, Толстой, Чехов – это фигуры, навсегда объединившие Русский Мир. Мы к 200-летию Федора Михайловича издали несколько книг, в том числе – исследовательских. Например, книгу «Братья Карамазовы: тайны великого романа». Ведь до сих пор ведутся споры: кто убил отца? У всех братьев, кроме, наверное, Алеши, были на то причины…

- Разве не Смердяков убил?

- Нет, это слишком просто. Достоевский не дает прямого ответа на этот вопрос, оставляет его открытым. Здесь-то и заключена тайна романа. Я считаю, что Смердяков не убивал. Кто? – вот вопрос. Ведь Федор Михайлович начал писать продолжение, второй том «Карамазовых», там содержится разгадка убийства. Еще мы издали книгу митрополита Иллариона (Алфеева) «Евангелие Достоевского». Все эти книги продаются и в Беларуси.

- Как привнести в молодежную среду «моду на Достоевского»?

- Согласен, Достоевский – писатель молодежный. Все его основные герои – Раскольников, князь Мышкин, братья Карамазовы, Подросток (Аркадий Долгорукий)… Им ведь нет и тридцать лет. И все они задаются теми же вопросами, что и современные парни и девушки: кто я в этом мире? Зачем живу? Куда мы все идем? Без поиска ответов никак невозможно становление личности. Я считаю, что Федор Михайлович как никакой другой русский классик мог бы стать креативно востребованным у молодежи из самых разных социальных слоев, не только среди школьников и студентов. Но… Самим подросткам, юношам и девушкам трудновато вот так взять и, вынырнув из смартфонов, погрузиться в мир Достоевского. Приобщать молодежь к его произведениям должны в первую очередь родители. Таково мое мнение – и как издателя, и как литератора. И, конечно, как отца и деда.                     

3_ФОТО_ДМИТРИЕВ.jpg