Наверх

04.03.2021

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Фото автора

Театральная жизнь при пандемии: Репетиции по видеосвязи, онлайн-спектакли и три сестры, бегущие в никуда

Актриса, певица, телеведущая и супруга министра иностранных дел Вера Полякова рассказала о том, как белорусский театральный мир переживает эпидемиологические ограничения

Вера Полякова, известная белорусская актриса, певица и телеведущая, привезла в Москву спектакль по пьесе «Три сестры» Чехова. Ее студия «ТриТформаТ» (расшифровывается как Товарищество театральных трудоголиков) показала этот спектакль на сцене Делового и культурного комплекса Посольства Беларуси в Москве. В интервью нашему сайту Вера Полякова, супруга министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, рассказала и о спектакле, и об отношении мужа к ее ролям, а также о том, как живет белорусское актерское сообщество в условиях пандемии.

Не до политики

- Скажите, почему именно Чехов и «Три сестры»?

- Мне кажется, что сейчас, учитывая события в мире и в нашей стране, это очень актуальное произведение. Главная мысль, которую мы пытались донести, состоит в том, что очень важно строить жизнь здесь и сейчас, в это мгновение, а не гнаться за чем-то эфемерным где-то там, далеко. Ведь семья трех сестер, умных, интеллигентных, образованных людей, попала именно в эту ловушку. Сначала у них много задора, жизнь только начинается, кажется, что стоит уехать в Москву, и все станет тепло и хорошо. Но в итоге они все, что ЗДЕСЬ, разрушили, и ТАМ ничего не построили. Боюсь, если бы в сентябре мы бы пришли к зрителю с чем-то развлекательным, нас бы просто не поняли.

- Вот этот посыл, о котором вы сказали - его услышали?

- Я думаю, да. Но вы знаете, в «Трех сестрах» каждый может найти что-то свое. Но какие бы эмоции не вызвала наша постановка, мы все равно будем счастливы.

- В ваших спектаклях люди не пытаются найти политический подтекст?

- Премьера «Трех сестер» была 29 сентября, тогда все еще ух как полыхало… И мне ребята-актеры говорят: «Ты знаешь, есть пару сцен, которые можно и так трактовать, и так. Могут быть провокации. Может, переделаем…». И я им сказала: «Вы что, с ума сошли! Ничего переделывать не будем, каждый зритель имеет право видеть то, что хочет». И ни одного инцидента не было. Тьфу-тьфу-тьфу… Мне кажется, наш спектакль настолько о людях и их взаимоотношениях, что после него не до политики. Хочется только грустить и думать.

Spektakl_posolstvo-4178.jpg

Ты да я да мы с тобой

- Как пандемия повлияла на театральный мир Беларуси?

- Скажем так, очень многих мы потеряли. «ТриТформаТ» - маленький частный театральный проект. До пандемии таких проектов в Беларуси было очень много. , Нужно было делать очень хороший продукт, чтобы завоевывать зрителя. Однако выдержали далеко не все, сейчас остались ты да я да мы с тобой. И это очень печально. Но мы не останавливались ни на минуту. Я постоянно чувствую, что нельзя расслабляться, нужно что-то делать. Мы даже репетировали через видеоконференцию «Zoom», делали онлайн-спектакли, концерты, встречи со зрителями.

- Да вы что! Серьезно?

- Вот именно, оказалось, что это возможно. Режиссер берет 4-5 человек, репетирует с ними, потом вызывает следующих, по сценам. Именно так мы репетировали «Трех сестер». Кроме того, где-то в начале августа нам удалось дать несколько концертов на теплоходе. А потом и из-за событий в Беларуси, и из-за пандемии выступления стали совсем проблематичными.

- Как вам кажется, сейчас жизнь возвращается в нормальное русло?

- Хочется верить, что люди начали просыпаться. На самом деле, мы не закрывались. Особенно много работали перед новым годом, сыграли 55 новогодних сказок. Это дало возможность артистам немного заработать. Хотя, иногда мне казалось, что я вернулась на девять лет назад, когда зарождался проект «ТриТформаТ». У меня опять нет денег, нет зрителя и я не могу заманить его в зал. Тем не менее мы всегда находили выход. Обращались к состоятельным людям, просили купить билеты для детей из детских домов, для многодетных семей, для детей-инвалидов – для тех, кто нуждается. Ведь таким образом можно сделать сразу два добрых дела – помочь и детям, и артистам.

- Политические события тоже пошли на убыль…

- Сложно сказать. Есть впечатление, что народ стал успокаиваться. И все-таки мне кажется, что нам – тем, кто хочет, чтобы наша страна жила в мире и спокойствии – нужно еще очень многое сделать, чтобы этого достичь.

Гармония в доме

- Кто-то из драматургов может потягаться с Чеховым?

- Мне нравится Лермонтов. Шекспир…

- А из современных?

- Ну, не знаю… Мне очень хочется поставить Воропаева. У него есть одна пьеса… Мы будем звонить ему и просить, чтобы он позволил нам сыграть ее, скажем так, за умеренные деньги. Потому что сейчас и нам, и всем театрам очень тяжело. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в новые спектакли. И спасибо моему супругу за то, что взял на себя основную часть нашего быта. Он меня не бросает. Однажды сказал так: Вера, скажи пожалуйста, почему я все несу домой, а ты все из дома – в театр? Я ему говорю: Володя, это значит, что у нас в доме гармония. Представляешь, что бы было, если бы мы оба несли все домой или из дома.

- Муж помогает вам в творчестве? В проработке роли, в понимании…

- Нет. Он приходит на спектакль уже постфактум. И он очень строгий критик, никогда не похвалит. У него так: нормально – значит хорошо, а хорошо – значит гениально.

- Как вы думаете, пандемия даст старт таким направлениям, как онлайн-театры, например?

- Все равно оффлайн онлайном не заменить. Мы пробовали, искренне старались. Сделали пять онлайн-проектов. Но мы, артисты, ужасно от этого страдаем. Ты играешь, словно в пустоту. И тратишь в пять раз больше сил. Все-таки театр – это обмен энергией. Невозможно обмениваться энергией по видеоконференции.

Хотя, конечно, можно сделать красивый продукт. Мы задумывались над тем, чтобы снять кино по мотивам театра. И мы идем к этой идее, хотим снять фестивальное кино, например, по мотивам тех же «Трех сестер». Мы даже тизер сделали, небольшой двухминутный фильм. Тогда еще не было ни костюмов, ни декораций – ничего. Но мы поехали к моей маме на дачу, нашли дорогу в лесу. И вот по ней бегут наши три сестры. Им кажется, что бегут к счастью, а на самом деле – в никуда.