Наверх
Интервью

12.06.2019

Автор: Максим ЧИЖИКОВ

Фото: Фото автора

Отсекая лишнее: скульптор Наталья Опиок родилаcь в Гродно и прославилась работами как в России, так и в Беларуси

Почетный академик Российской академии художеств, член союза художников Беларуси - это лишь часть её званий

 Памятник космонавту для белорусского посольства 

Договариваемся с Натальей об интервью. «Хотите, приезжайте ко мне в мастерскую», - следует предложение. Конечно, еду. Всегда любопытно побывать за кулисами творчества. 

Ты - словно в небольшом художественном музее: одну половину мастерской занимают картины мужа Натальи - художника Алексея Парфенова, вторую – ее скульптуры и барельефы. Часть работ, что не поместились в студии, стоят в коридоре. 

- Это то, что мне удалось оставить за время моей работы, - признаётся Наталья. - Заказанные работы, как правило, уходят заказчикам, остаются только гипсовые модели. 

Мастерская – второй дом художника. Наталья ездит сюда почти каждый день. Экскурсию начинает с рассказа о копии статуи Фемиды, которая стоит в вестибюле Московского городского суда.

- Моё сотрудничество с Мосгорсудом началось в 2004-м году, - рассказывает скульптор. - Благодарна его председателю Ольге Александровне Егоровой, за то, что она доверяет мне такие сложные объекты. Работа была словно марш-бросок. В оригинале статуя выполнена в мраморе с бронзовыми деталями: весы, меч. Это был целый комплекс: скамья примирения, два мраморных вазона. Для меня эта работа очень дорога.

Еще одна гипсовая модель – политика и бизнесмена Кирсана Илюмжинова. Наталья вспоминает, что Илюмжинов прилетал к ней из разных командировок, чтобы попозировать сорок минут или час.

- Это очень важно, когда делаешь портрет не просто по фотографиям, а с оригинала.

- Сколько времени позируют ваши герои?

- Три сеанса напряженной работы– это минимум. Желательно подольше. Самое сложное – это голова. Лицо, мимика, характер – всё это очень важно. Cейчас я работаю над портретом популярного белорусского певца Руслана Алехно. Прошло уже два сеанса. Мы работаем с ним по 2-3 часа - с разговорами, чаепитием. Бывает, достаточно и одного раза. Как-то у нас в гостях был прекрасный музыкант Владимир Хлоповский. Пока он играл нам в течение нескольких часов замечательные аранжировки Баха, Моцарта на гитаре, мы общались, я фиксировала его образ. Очень жду космонавта Олега Новицкого. Он выдающийся современник, Герой России, уроженец Беларуси - уже в течение года делаю его портрет. Вот он - в скафандре с отброшенным шлемом, на котором разместились еле уловимые очертания его супруги Юли и доченек. Огромный космос и космос дома – это же одно и то же. Мы часто встречаемся на мероприятиях в посольстве Беларуси, договариваемся доделать. Но то Олег Викторович занят, то в отъезде, то у меня какие-то мероприятия в Союзе художников Москвы и России. Но мы уже договорились с его супругой, что заканчиваем памятник в этом году.
1.jpg

- Где будет стоять?

- Замечательная площадка - Культурный и Деловой центр Посольства Республики Беларусь. Хочу презентовать его посольству. Может, положим начало музею или Аллее героев. Когда на территории посольства была персональная выставка моего отца Николая Опиока (руководитель студии художников Министерства обороны Республики Беларусь — прим. редактора), приуроченная ко Дню космонавтики, там был портрет и Олега Новицкого. Он, кстати, нас в тот день в прямом эфире поздравлял из космоса. Тогда и родилась идея сделать портрет этого обаятельного человека, скромного супергероя. Это не заказ, а порыв души. Настолько была тронута, как он относится к жене, маме, двум дочкам.

Затянуло в профессию

- Профессия скульптора достаточно тяжелая, не совсем женская. Хотя, конечно, весь мир знает и Веру Мухину, и Анну Голубкину…

- Даже мужчина-скульптор не в состоянии сделать огромный монумент в одиночку. Рядом будут единомышленники, бригады помощников, увеличителей, форматоров. Скульптура – это не только тайный процесс создания из глины в мастерской, это очень непростой технический процесс того же литья. А у любой работающей женщины жизнь еще сложнее. Это и воспитание детей, и быт. Но так сложилось, что меня затянуло в эту профессию.

- Выбора не было, поскольку папа – художник? А мама – тоже человек творческий, заслуженная актриса Республики Беларусь, причём звание она получила в 26 лет...

- Конечно, атмосфера дома была творческая. Дедушка – бывший партизан, командир отряда «Искра». Потом отстраивал послевоенный Минск. На проспекте Победителей, который включен в список наследия ЮНЕСКО, вся лепнина на домах - дело рук дедушки и его бригады. Я этим очень горжусь, и что-то, наверное, и мне от него передалось. В пять месяцев папа вложил мне карандаш в левую руку. И с тех пор я рисую. Но это не значит, что мне некуда было деваться. Мне нравился процесс. Правда, я пошла в пику и начала лепить из пластилина, стала делать из него наброски. Повезло, что у меня было соприкосновение с родиной моего отца, с моей бабушкой, с деревенским укладом жизни в Витебской области. Это мои корни, которые меня питают, и думаю, что и дальше будут питать. Много раз бывала там летом и делала наброски в пластилине. У меня даже есть скульптура «Бабушкин сад». Для меня бабушка – образ прапраматушки, матери-земли. Маленькая, с натруженными руками. Бабушка была мудрой женщиной, к которой вся семья стекалась за советом. 

А вот дочь Натальи не пошла по стопам родителей. Учится в магистратуре МГИМО. 

- Принесла в девятом классе учебник по экономике и сказала: мне сюда. Она – одарённый человек, в школе водила её на занятия при Пушкинском музее. Дочка занималась там гравюрой и графикой. Вся квартира увешана ее детскими работами 11-12 лет. Я ей постоянно говорю: эти шедевры будут расти вместе с тобой. Это планка, которая никогда не станет ниже. Сделано мастерски.

Бери блокнот — иди в музей

- В Минске вас в своё время не хотели брать в художественное училище…

- Было такое. Директор сказал, что не будет брать девчонок на скульптуру. Мол, вы такие потом несчастные, судьбы у вас поломанные. И ты подумай, зачем тебе это надо. Я, 14-летняя, набралась храбрости, попросила уделить мне время для разговора и дать шанс. Он сказал: ну, ладно, если будешь на порядок выше остальных пацанов, тогда - да. Училище я закончила на пятерки. И в этот же год поступила в Суриковское училище, там была безумная конкуренция. Когда меня зачислили, позвонил отец и сказал, что пришла бумага: я получила серебряную медаль молодежной выставки на ВДНХ. Это была последняя Всесоюзная молодежная выставка. Для меня это был знак, что я делаю все правильно, выдерживаю конкуренцию и борьбу. А учимся мы всю жизнь.

Вспоминаю один эпизод. Суриковский институт, четвертый курс. Работаем с обнаженной моделью, приходит народный художник СССР, академик РАХ, профессор Олег Константинович Комов, в чьей мастерской я училась, и говорит: «Неправильно делаешь колено, неверно». Когда он это сказал в очередной раз, не выдержала, вручила ему стек и прошу: «Олег Константинович, покажите мне, пожалуйста, как лепить колено». Он мне под нос подсовывает большую дулю и говорит: «Я сам недавно научился его лепить (а ему было уже за шестьдесят), так что иди в Пушкинский музей с блокнотом и ручкой. Наблюдай, будь любезна». Я так и делала. 

- В скульптуре важно даже колено?

- Конечно. Я очень люблю летом ездить в метро и смотреть складку на чьём-то локте, поворот кисти, строение носа или уха. Я это фотографирую и потом изучаю.
Наталья признаётся, что от мамы Тамары Ивановны Николаевой (ей 75 лет, и она все ещё играет в Театре Янки Купалы с большим энтузиазмом и удовольствием) ей досталась любовь к поэзии. Сама пишет стихи:

- И еще со школы, с момента соприкосновения с белорусским языком, для меня из всех поэтов главный - это Максим Богданович. Есть у меня его небольшая скульптура.
Рядом эксперимент в керамике - четыре образа: Чехов, Малевич, Чайковский. Эйзенштейн – светочи для всего мира, как называет их скульптор.

- Люблю работать с керамикой, облегченный материал, очень подвижный. Есть возможность быстро создавать и тут же в обжиге добиваться результатов. Производственный процесс тут тоже трудоёмкий, но он мне полностью подвластен – от и до. Плюс материалы сейчас дорогие, поэтому керамика спасает. Сейчас изучаю её пластические свойства. Мне интересно экспериментировать.
2.jpg

- Вы участвовали в воссоздании Храма Христа Спасителя…

- Мне посчастливилось работать там с несколькими ребятами, с которыми учились в творческой мастерской скульптуры Российской академии художеств. Мне доверили образ царицы Александры Римской для восточного фасада храма. Это так называемая тонда. Пришлось лепить два образа царицы. Поскольку фотографии были утеряны, приняли решение делать её образ по Софринской иконе. Потом снимок нашелся, пусть и не очень хорошего качества, и был сделан тот образ, что уже закрепился. Потрясающая школа для меня.

Видимо, одна из линий в моей судьбе - работать над тем, что связано с нашей верой православной. В 1999 году участвовала вместе с мужем в восстановлении Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Калужской области, в селе Недельном. Восстановление шло с фундамента. Сроки работ были беспрецедентные. В течение лета храм был восстановлен, расписан супругом с бригадой художников, а я с одним из соавторов делала цикл рельефов по всему периметру церкви. 

После этого работала в Минске. На территории Дома милосердия, созданного отцом Федором Повным, было место для святого источника. Получился ансамбль, для которого я изготовила трехметровый поклонный крест с житиями Ефросиньи Полоцкой – ему нет аналогов. За крестом, что для меня особо знаково, разместился целый цикл рельефов с изображением самых известных православных храмов белорусской епархии и изображениями святых белорусской земли.

Лет восемь назад обратились ко мне сербы. Шло восстановление собора Святого Саввы в Белграде, сейчас там уже делают мозаики члены Российской академии художеств вместе, в том числе, и с мастерами - белорусами. Горжусь земляками и супругом, который занял в конкурсе третье место. Я же делала входные ворота в храм.

Пример для Натальи – отец. 

- Папе - 82 года. Он рисует, проводит выставки, недавно сделал каталог студии, ездит на учения, в том числе совместные российско-белорусские. Студии военных художников, которой руководит, исполнилось 15 лет. Так, он лично занимался юбилейными выставками, на одной из которых в здании Национальной библиотеки, была и я. Как я буду сидеть на диване, если папа работает в 82 года.