Курсы валют на 24.11.2017
RUR
BYN
29.28
USD
58.53
EUR
69.33
CNY
88.63
BYN
RUR (100)
3.42
USD
2.00
EUR
2.37
CNY
3.03
Интервью

10.11.2017 Михаил Попов: "Белорусам свойственна совестливость"

Беседа с автором романа-эпопеи «На кресах всходних»,  получившего «Большую литературную премию России» и  премию «Ясная Поляна». Часть вторая.

Окончание. Начало читайте здесь.

- А в чем, по-вашему, проявляется истинно белорусский характер?

- Белорус воплощает собой трезвость в поведении и в суждении о жизни, он исполнителен и обязателен, когда берется за какое-нибудь дело. Белорусам свойственна совестливость, душевное здоровье, смекалка и толковость, уважение и любовь к простоте – например, в еде. Это неторопливые, даже степенные люди, исполненные самоуважения и уважения к окружающим, особенно – старшего возраста. Скажу откровенно, я своими лучшими качествами обязан тому обстоятельству, что вырос среди белорусского народа, среди белорусской природы, песен, сказок. Сформировался как личность по законам белорусской нравственности и морали.  

- Михаил Михайлович, что означает название романа – в буквальном смысле?

- «На кресах всходних» - это, в переводе с польского, означает «на восточных окраинах». Ведь по отношению к Варшаве, Западная Беларусь раскинулась на востоке. Такое вот, несколько непривычное для устоявшегося российского представления, географическое толкование местоположения тех «окрестностей», о которых повествуется в романе. Собственно, поляки, в особенности – шляхта, веками рассматривали Беларусь как восточную окраину своих владений, за которой, в общем-то, и цивилизация-то кончалась.

- Действие вашего романа охватывает довольно протяженный период времени – с 1908 по 1944 год. И в основном события разворачиваются в лесном краю, в небольших селах… Можно ли сравнить «На кресах всходних» с эпическим произведением Анатолия Иванова «Вечный зов», где судьбы героев прослеживаются с царских времен до брежневских?

- Мне такое сравнение с  уважаемым мною Анатолием Ивановым никогда прежде в голову не приходило, честно говоря… Если говорить о форме, то какие-то параллели, наверное, при большом желании провести можно. Однако по сути, по главному внутреннему содержанию, это два совершенно разных романа. Хотя сравнение интересное. Мой роман посвящен захолустной, затерянной в Налибокской пуще деревне Порхневичи (название вымышленное, но кто живет в тех краях, то узнает описываемое село). Среди персонажей – люди целого ряда поколений. Поколение революции, затем – поколение коллективизации, потом – войны. В романе есть разные пласты: революция, оккупация, быт партизанского отряда… Любовь, убийство, предательство. Преступления и героизм. То была война воистину народная против фашизма. Идея? Один читатель выразил ее так: дескать, роман иллюстрирует популярную мысль о том, что патриотизм – последнее прибежище негодяя. Потому что в партизанском отряде – самые разные, порой – неожиданные персонажи появляются.

- Известная, красивая фраза про патриотизм. Но что за ней стоит?

- Эта фраза наполняется глубоким смыслом, на мой взгляд, лишь тогда, когда мы дополняем ее уточнением: патриотизм – настолько священная вещь, что облагораживает даже негодяя. Я вовсе не на сто процентов с этим согласен, но… Что есть, то есть. Это ведь подмечено еще в древние времена. Когда римские войска потерпели тяжелое поражение от армии Ганнибала в битве при Каннах, после чего карфагеняне подошли к воротам Рима, то, как пишет историк Тит Ливий, решено было выпустить из тюрем всех преступников и раздать им оружие для защиты города. Кто-то в сенате стал возражать, что, мол, оружие достанется негодяям. И Тит Ливий сформулировал эту мысль о патриотизме как средстве сделать из негодяя – героя…

- Партизанский отряд – это своеобразное проявление народности? Или все-таки – государственности?

- Изначально – проявление идеи народности, конечно. Впрочем, никто ведь такими категориями на самом деле не мыслил. Люди уходили в лес, чтобы сохранить себя от гибели. А уж потом начинали организованно сражаться. Впоследствии возникает «кураторство» со стороны красных командиров. А изначально командиром партизанского отряда становится пан Витольд Порхневич – бывший барин этих мест. Ни у кого не вызывает даже сомнения, что именно он должен возглавить отряд, с той поры, как только он впервые в нем объявился. Вековой авторитет Порхневичей возродился в суровых условиях войны, а ведь до этого Витольд Ромуальдович Порхневич уходил в тень при вступлении советских войск в 1939 году, потом чуть не стал старостой при немцах. А тут он – опять главный, хоть и не пан, а этакий «полупан». Увел людей в лес, и люди пошли за ним. Ни за кем другим, наверное, не пошли бы. Но память предков сработала. Они поначалу и воевать-то с немцами не хотели, задача была – выжить. Но в силу обстоятельств взялись за оружие. И вышло так, что этот «полупан» готов жизнь положить за бывших своих крестьян.

- Тут мы и подходим к теме «Народ и власть».

- Противостояние и единство народа и власти – один из главных мотивов романа. Народ хочет, чтобы его оставили в покое, дали ему растить хлеб, ходить за скотиной, жениться и рожать детей, петь дедовские песни. А власть – будь то паны или комиссары - навязывает ему свою волю. Народ гнется, но твердо стоит ногами на своей земле, не сковырнешь его.  

- И как эти «единство и борьба» сосуществуют в нынешней Беларуси?

- Мне представляется, что белорусский народ менее других заражен национализмом. И, несмотря на это, белорусы создали крепкое, единое национальное государство. Все хорошо в меру, и у белорусов получилось эту меру соблюсти – я имею в виду, по части здорового национализма. Конечно, тут сказалась роль личности – я имею в виду Александра Григорьевича Лукашенко. Даже в самой Беларуси, мне кажется, далеко не все понимают, какую огромную историческую миссию выполнил и выполняет этот человек. Он спустя много веков реализовал идею белорусской государственности, а ныне является ее реальным гарантом. На глазах у миллионов белорусов их идея народности соединилась с идеей государственности, причем без, казалось бы, неизбежных вековых противоречий между народом и властью. Конечно, у людей всегда были, есть и будут претензии к правителям, но давайте все-таки понимать, что в одночасье Беларусь не станет Бельгией. Да это и ни к чему. Но народ должен строить свою государственность, что мы и видим сегодня в Беларуси.

- Михаил Михайлович, на днях вы вернулись из Лондона, где участвовали в работе Международного литературного фестиваля.

- Да, меня пригласили в жюри фестиваля русской поэзии «Пушкин в Британии». Ведь нынешней осенью исполнилось 200 лет с момента выпуска великого русского поэта из Царскосельского лицея. Конечно, физически Пушкин в Британии никогда не был, но стихи его живут повсюду. В Лондоне собрались русскоязычные поэты со всего мира. Звучала лирика наших великих классиков, но главным образом – стихи современных поэтов из  стран ближнего и дальнего зарубежья. Под сводами церкви святого Мартина на Трафальгарской площади, где проходили чтения, выступали поэты из разных концов планеты – от Испании до Австралии, от Беларуси до Америки. Первое место было присуждено русской поэтессе из Австралии Галине Лазаревой, а второе – участнику из Германии Анастасии Винокуровой. Родом Анастасия из Витебской области и сама себя считает белорусской поэтессой. Надеюсь, этот пушкинский фестиваль станет хорошей традицией.

- Спасибо за беседу и – творческих вам успехов!

Александр Аннин
Яндекс.Метрика