Наверх

13.08.2021

Автор: Владимир ЗАМИРСКИЙ

Военные дороги Смоленщины

80 лет назад в эти дни под Смоленском и в Белоруссии шли тяжелые бои, в результате которых удалось остановить рвущиеся к Москве части группы армий «Центр»

Смоленск исторически считался воротами на Москву. Откроешь их замок – и тебе открыта дорога на столицу. Поэтому Смоленское сражение (10 июля - 10 сентября)– одно из ключевых событий лета 1941-го. И об этом надо помнить.

Недавно, кстати, в издательстве «Белорусская энциклопедия имени Петруся Бровки» вышла книга «Белорусы на смоленских рубежах летом 1941 года» из серии «История для школьников», где речь шла и об обороне Могилёва, и о первых контрнаступлениях Красной армии. Современные дети должны помнить эту историю.

Идут по Беларуси солдаты группы «Центр»

Успехи первых двух недель войны, а Смоленское сражение началось уже 10 июля, настолько вскружили голову немцам, что они спали и видели себя в Москве. Войска группы армий «Центр» должны были овладеть Витебском, Оршей и Смоленском. В южные районы Смоленска они вошли быстро, нахрапом – уже в середине июля. Город прикрывали всего три дивизии 16-й армии. Правда, дальнейшие бои за город шли ещё почти две недели.

На этом направлении действовали мощные танковые группы Гота и Гудериана. В боях под Витебском 16 июля попал в плен и выходивший из окружения сын Сталина - старший лейтенант Яков Джугашвили. Поспешность немцев в наступлении была вызвана в первую очередь стремлением не допустить создания прочной обороны отступившими из Белоруссии армиями и вновь прибывшими на фронт советскими частями. Но блицкрига у германских армий группы «Центр» не получилось. Уже в конце июля положение на фронте уравновесилось. 30 июля Гитлер приказал изрядно потрёпанным войскам группы армий «Центр» перейти к обороне.

Живые и мёртвые

«Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные, злые дожди,

Как кринки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей, от дождя их к груди»,

Эти строчки написал побывавший в этих местах поэт Константин Симонов своему другу - военному корреспонденту Алексею Суркову. В разгар боёв под Могилёвым его как военного журналиста тоже командировали на фронт. Вблизи деревни Буйничи оборону держали пехотинцы полковника Семена Кутепова. На их позиции немцы выдвинули кулак из 70 бронированных машин. В результате тяжелейшего 14-часового боя было уничтожено 39 фашистских танков. Не подбито, а именно уничтожено – машины уже не подлежали восстановлению. Симонов напишет об этом очерк «Горячий день» в «Известиях». А Кутепов потом станет ещё и героем его романа «Живые и мертвые». Писатель изобразил его под именем генерала Серпилина. Симонову настолько запомнится этот эпизод войны, что после смерти он завещал развеять свой прах над Буйничским полем. Могилёв в итоге продержался дольше Смоленска, немцы просто обошли его. Кутепов, кстати, погибнет спустя несколько дней после выхода очерка Симонова - прорываясь из окружения.

Одна из самых горячих точек Смоленского сражения – Соловьёва переправа, в 50 километрах вверх по Днепру от Смоленска. Немцы стремились захватить её и замкнуть кольцо окружения наших армий, сражавшихся в районе Смоленска. Почти две недели отряд под командованием уроженца Гомельщины полковника Лизюкова прикрывал переправу наших частей через Днепр. За это в августе 1941 года он получит звание Героя Советского Союза. Противник не смог добиться полного окружения и изоляции частей 16, 19 и 20-й армий от основных сил.

Смоленское сражение не только замедлило немецкое наступление на Москву, но и заставило противника пересмотреть направления главных ударов – на юг, на Украину и на Ленинград. Туда были переведены танковые части Гота и Гудериана. Именно благодаря двухмесячному Смоленскому сражению немцы не смогли в июле-сентябре нанести удар в направлении Ржев — Калинин, в то время 60 суток решали многое.

Наука атаковать

В ходе Смоленского сражения Красная армия уже не только отступала, но и атаковала. Впервые немцы вынуждены были перейти к обороне. Так, в середине июля корпус Петровского нанес стремительный удар по противнику и овладел городами Рогачев и Жлобин. Лишь через месяц, в середине августа, немцы снова вернут их под свой контроль. Тогда же погибнет и Леонид Петровский, отказавшийся покинуть свои войска и улететь в тыл на присланном за ним самолёте. Сейчас в белорусском городе Жлобин на центральной площади стоит стела воинам-освободителям 1941 года. Не в 1944-м, заметьте…

Под Оршей впервые вступила в бой и батарея реактивных «Катюш» капитана Флерова. Атака на железнодорожную станцию Орша длилась всего восемь секунд, но за это время было выпущено больше сотни снарядов, и потери немцев оказались катастрофическими. В тот же день батарея произвела второй залп, только уже по переправе через речку Оршица, где также скопилось немало живой силы противника. Результат снова превзошел все ожидания. В журнале боевых действий батареи сохранилась такая запись: «1941 г. 16 часов 45 минут. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениями в плен».

В 20-х числах июля 1941 г. войска под командованием генерала Рокоссовского выбили противника из Ярцево. В июле и августе регулярно совершала рейды по тылам противника кавалерия генерала Доватора. А в начале сентября 24-я и 43-я армии Резервного фронта смогли ликвидировать опасный выступ противника в районе Ельни. В боях на ельнинском выступе были разгромлены две полнокровные дивизии вермахта. Таких потерь на одном участке фронта немцы за всё время с начала Второй мировой войны ещё не несли. При этом выполнить до конца поставленные задачи Красной армии не удалось. Противник не был окружен и уничтожен, также не удалось развить и дальнейшее наступление. Снова пришлось обороняться. Но достигнутые результаты имели огромное значение. В Ельнинской операции родилась советская гвардия, когда четырём стрелковым дивизиям было присвоено почетное наименование гвардейских. Следующие наступательные операции Красная армия сможет провести ещё не скоро...