Наверх
Страницы истории

04.07.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Неизвестное сражение на Березине

Там, где русская армия била полки Наполеона, в первых числах июля 1941 года бой фашистам дали курсанты Борисовского танкового училища

В российской и белорусской военной истории речка Березина имеет особое значение. В 1812 году на ее берегах русская армия нанесла такое поражение отступающей армии Наполеона, после которого она уже не смогла оправиться. А в 1944-м именно на Березине имели место самые значимые сражения операции «Багратион», в ходе которой белорусская земля была освобождена от фашистов. Однако это не все. Было еще одно сражение, которое можно отнести к малоизвестным страницам Великой Отечественной войны. В конце июня – начале июля 1941 года бой фашистам на Березине дали курсанты Борисовского танкового училища под командованием начальника этого учебного заведения корпусного комиссара Ивана Сусайкова. Получается, что за несколько месяцев до Подольских курсантов свой подвиг совершили и ребята из Борисова. Может, именно поэтому Подольск и Борисов стали городами-побратимами?

Без связи

Иван Сусайков - участник финской войны. Уже в первые часы и дни фашистской агрессии он пытался наладить организованную оборону Борисова. Но оказался в настоящем информационном вакууме. Вот что он пишет в своей докладной записке: «Командование училища с 23 по 26 июня от штаба фронта никаких сведений о противнике не получало. Училищу задача поставлена не была... Обнаружить местопребывание штаба не удалось. Случайные и отрывочные сведения о противнике получали исключительно от военнослужащих, которые беспорядочной толпой тянулись по автомагистрали на восток».

1.jpg

Иван Сусайков


В БТУ еще не знали, что немцы уже прорвали фронт в районе Минска, что одиннадцать наших дивизий оказались в окружении, что значительная часть авиации была уничтожена прямо на аэродромах, так и не взлетев. Однако курсанты и преподаватели панике не поддались. За трое суток без связи вместе с жителями Борисова они вырыли на подступах к Березине семикилометровый противотанковый ров, окопы, создали на дорогах замаскированные ямы и завалы, оборудовали огневые точки.

Константин Симонов, автор эпопеи «Живые и мертвые», встретил Ивана Сусайкова в те дни. Вот что он вспоминал:

- Мне указали как на старшего на корпусного комиссара Сусайкова. Он стоял на лесной дороге, молодой небритый человек в надвинутой на глаза пилотке, в красноармейской шинели, накинутой на плечи, и почему-то с лопатой в руках. Я подошел к нему и по своей все еще не выветрившейся наивности спросил, где редакция газеты, в которой я мог бы работать, потому что я писатель и направлен в армейскую газету. Он посмотрел на меня отсутствующим взглядом и сказал равнодушно:

- Разве вы не видите, что делается? Какая газета?! 

Я сказал, что мне надо явиться в штаб фронта, в политуправление. Он покачал головой. Он не знал, где штаб фронта, вообще он ровно ничего не знал, так же как и все находившиеся вместе с ним в этом лесу.

Неравные силы

Борисов находится в 70 километрах от Минска. Когда 28 июля фашисты вошли в столицу Беларуси, стало ясно, что этот город окажется на острие главного удара врага. Именно здесь проходит стратегически важная трасса Минск-Москва. И именно в Борисове были главные переправы через Березину. Ударные части группы армий «Центр», судя по всему, намеревались перемахнуть через реку сходу. Они не рассчитывали встретить в Борисове серьезного сопротивления. И тем не менее, они споткнулись.

Двумя днями раньше была восстановлена связь Борисовского танкового училища со штабом фронта. Ивана Сусайкова назначили начальником Борисовского гарнизона. Задача следующая: любыми средствами удержать переправу через Березину. Буквально за трое суток ему удалось объединить под своим командованием более десяти тысяч человек. Кроме 1400 курсантов и преподавателей, это были бойцы отступающих подразделений 13-й армии, пограничники, местные добровольцы.

Обустраивать рубежи обороны приходилось под непрерывными обстрелами с воздуха и бомбежками. Фронт обороны разбили на четыре участка, полк курсантов вместе с пограничниками занял позиции в районе Северного Борисова и местечка Зембино, где находилась большая переправа.

Курсанты танкового училища

Курсанты и преподаватели танкового училища


Перед самым подходом фашистов в Борисов прибыла срочно переброшенная на подмогу 1-я Московская мотострелковая дивизия. Однако с ее командиром Яковом Крейзером у Сусайкова возникли трения, и согласованных действий поначалу не получилось.

Тем не менее, оборону удалось организовать по широкому – в несколько десятков километров – фронту. Везде, где были переправы, немецкие части встречали ожесточенное сопротивление. У каждого моста завязывалась схватка, в некоторых местах врагу удалось прорваться, и тогда бой продолжался на восточном берегу. Защитники города бились героически, они подрывали танки гранатами, зажигали их «коктейлями Молотова». Однако отсутствие противотанковой артиллерии не могло не сказаться: фашисты постепенно продвигались вглубь восточного берега.

30 июня, 1 и 2 июля немцы неоднократно пытались форсировать реку на рубеже обороны курсантов. Совсем молодые ребята не только отбивали попытки прорыва, но и переходили в контратаки. Свидетельства об одной из них – донесение комиссара училища Михеева - нашел в архиве Минобороны кандидат философских наук, капитан 1 ранга в отставке Б. Платонов. Строки из него Платонов привел в журнале «Наука и жизнь»:

«Когда на одном из участков неприятелю удалось захватить переправу и перейти на другой берег, взвод курсантов под командованием капитана Ларина в ночь на второе число внезапным ударом отбросил противника обратно, отбив мост».

Но силы были неравными. Оборонявшим город удалось задержать противника на 3 дня, но остановить фашистский каток в тот момент они были не в состоянии. Подавляющее преимущество в танках и артиллерии, господство в воздухе - все это привело к тому, что после ожесточенных боев 2 июля части Красной армии оставили Борисов. Иван Сусайков был тяжело ранен, он попал в госпиталь и смог вернуться на фронт лишь весной 1942 года.

От контратаки до окружения

Боевой путь курсантов БТУ с отступлением из Борисова не закончился. По сведениям Платонова, они еще больше недели сражались в составе той самой 1-й Московской мотострелковой дивизии под командованием Якова Крейзера. Особенно яростный бой произошел в ночь с 6 на 7 июля у реки Бобр. Платонов ссылается на обнаруженный в архиве доклад, согласно которому противник перебросил свои передовые отряды на восточный берег, но батальон курсантов ночью атаковал врага, отбросил его и сорвал работы по наведению переправы. За этот бой многих бойцов представили к наградам.

Чуть позже курсантский полк оказался в окружении. И смог выбраться из него! Скупые строки доклада так описывают это событие: «Совершив марш по территории, контролировавшейся частями противника, курсантский полк к 9 июля сосредоточился в г. Орша».

Чуть позже, 11 июля, курсантский полк Борисовского танкового училища был направлен в Саратов, где у курсантов продолжились занятия. Скорее всего, все до единого после окончания и получения лейтенантских погон вернулись на фронт. Кто из них остался жив, а кто навсегда остался на поле боя? Сведений об этом обнаружить не удалось.