Наверх
Страницы истории

17.03.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: ТАСС

Холера, испанка, лихорадка Эбола: как человечество спасалось от эпидемий

Как показывает опыт, изоляция, карантин — самые действенные способы борьбы с распространением болезней

 Карантин для Пушкина

Эпидемий, уносивших тысячи и даже миллионы жизней, в истории человечества было немало. И всякий раз с пандемией удавалось справиться. Главным средством борьбы во все века был карантин - изоляция, не позволявшая болезни распространяться.

Нет смысла заглядывать в исторические глубины, где были и черная оспа, и чума, и проказа. Достаточно вспомнить холеру. Пандемий этой страшной болезни в 19 веке было аж семь, болезнь захватывала и Азию, и Америку, и Европу с Россией.

Помните «Болдинскую осень» Пушкина в 1830 году? Это была наиболее продуктивная творческая пора в жизни поэта. Александр Сергеевич завершил работу над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», написал поэму «Домик в Коломне» и более 32 лирических стихотворений. А ведь в Болдино у Пушкина был карантин, он скрывался от холеры и одновременно готовился к свадьбе.

В то время в одном только Лондоне от холеры погибло около семи тысяч человек. А в целом в Европе - более ста тысяч. Пять вспышек заболевания произошли и в России, и только затворничество, подобное пушкинскому, помогло остановить пандемию.

Еще одна эпидемия, грозившая стать весьма смертоносной, была зафиксирована в Африке в 70-х годах уже 20-го века. Это был вирус Эбола, имя болезнь получила по названию реки. Вирус Эбола невероятно заразен, уровень смертности достигает 90% даже сегодня. Ведь до сих пор нет ни специфического лечения, ни вакцины. Единственный способ контролировать вспышки эпидемии – жёсткий карантин. Сильнейшая в истории эпидемия лихорадки Эбола была зафиксирована в Западной Африке в 2014 году. Число жертв перевалило за тысячу.

Надо сказать, что между холерой, от которой спасался Пушкин, и вирусом Эбола человечество победило одну эпидемию. Она, как и нынешний коронавирус, была, по сути, гриппом. Но самым страшным и смертоносным из тех, с которыми приходилось сталкиваться миру.

Зараженный номер ноль

Этот грипп называли испанским. Коротко — испанкой. Испытанию этим вирусом человечество подверглось в 1918 году — в последние месяцы Первой мировой войны. По некоторым оценкам, за полтора года от недуга погибло от 50 до 100 миллионов человек - испанка очень быстро обогнала войну по числу жертв.

Скорость распространения этой эпидемии была обусловлена скачком развития транспорта: с помощью самолетов, железных дорог и быстроходных океанских лайнеров вирус с легкостью перебирался с континента на континент. О том, чтобы перекрыть сообщение, и речи не шло. Ведь солдаты с передовой отправлялись в отпуск, возвращались назад, лечились в госпиталях и следовали к местам новых назначений… В скорости и охвате испанка была схожа с коронавирусом, который грозит планете сегодня. Впрочем, были и различия, и весьма существенные.

2.jpg

Нулевым, как говорят врачи, заболевшим испанкой стал отнюдь не испанец. Утром 11 марта 1918 года Альберт Гитчелл, повар американского военного тренировочного лагеря Фанстон в Канзасе, ощутил невыносимую боль в горле. Альберт отправился в медпункт — оказалось, что его температура доходила до 40 градусов. Спустя час на пороге медпункта появились еще несколько курсантов с недомоганием. А к полудню число пациентов перевалило за сотню.

По одной из версий, первым разносчиком инфекции на самом деле была свинья, которую Гитчелл приготовил на ужин. По крайней мере, штамм гриппа H1N1 спустя чуть меньше столетия стал причиной эпидемии свиного гриппа. Тем не менее, заболевшим номер ноль считается именно Альберт Гитчелл. Он, кстати, выжил. И прожил долгую и счастливую жизнь. А вот его товарищи по тренировочному лагерю… Многих, кто «слегка покашливал», не стали госпитализировать... Кого-то перевели в медпункт соседней части, кого-то сочли здоровым и отправили на фронт… Уже к лету новая болезнь распространилась настолько, что власти принялись бить в колокола.

Кстати, испанкой этот грипп прозвали из-за того, что первый колокольный звон раздался именно в Испании. Страны-участницы войны старались не привлекать к болезни внимание, не хотели подрывать моральный дух бойцов. Испанцам эти мотивы были чужды, о смертоносном гриппе трубили все газеты. 29 июня 1918 года генеральный инспектор здравоохранения Испании выступил с докладом, в котором рассказал об эпидемии неизвестной болезни. В целях безопасности в Испании закрылись все школы, были запрещены любые общественные собрания, вход в общественный транспорт без марлевой повязки не дозволялся.

Предпринятые одной Испанией меры не могли остановить пандемию, вирус опутал всю планету. В Барселоне ежедневно умирали 1200 человек. В Австралии врач насчитал за один час на одной улице 26 похоронных процессий. К октябрю 1918 года практически не осталось уголка на планете, в котором бы не встречались пациенты с испанкой. Испанка не коснулась лишь бразильского острова Маражо в дельте реки Амазонки. В этом райском уголке не было зарегистрировано ни единого случая заболевания.

Спасение — в слабости

Любопытно, но смертность от нового вируса была не самой высокой — всего 5 процентов от заразившихся. Зато заражался практически каждый, кто контактировал с больными, — доля заражавшихся превышала 90 процентов. Вирусом заболел даже король Испании Альфонсо XIII. Впрочем, король благополучно выздоровел.

Выше мы упоминали, что у испанки (H1N1) и нынешнего коронавируса (covod-19) имеются существенные различия. Самое главное из них в том, что коронавирус 21 века наиболее опасен для пожилых людей, особенно для тех, кто уже страдает серьезными заболеваниями. Молодые, здоровые люди могут переболеть этим гриппом практически без последствий. С испанкой все было наоборот.

В то же время испанка была смертельной как раз для здоровых людей, а слабых и больных могла пощадить. Попавший в организм вирус H1N1 вызывал панику у иммунной системы, заставлял ее бросать на борьбу с болезнью все имеющиеся ресурсы. Смерть наступала не из-за вируса как такового, а из-за борьбы с ним. У здоровых людей H1N1 вызывал цитокиновый шторм — гиперреакцию иммунной системы, запускающей общее воспаление тканей. Иммунная система фактически сбрасывала на вирус атомную бомбу, от взрыва которой погибал весь организм.

В то же время у слабых и больных пациентов и реакция организма была слабой. Взять, к примеру, всемирно известного писателя Франца Кафку. Он страдал туберкулезом, и когда в 1918 году подхватил испанку, то вскоре пошел на поправку. Правда, вскоре туберкулез обострился и в конце концов стал причиной смерти писателя - через 6 лет.

Кстати, испанка вела себя примерно так, как и вирус Эбола на поздних стадиях. Однако особенность африканской болезни в том, что заразным он становится только при явном проявлении симптомов. Как правило к этому моменту заболевшего удается изолировать. Испанка же, как и обычный грипп, может заражать окружающих за несколько дней до того, как у носителя появятся признаки болезни.

3.jpg

Как же удалось справиться с испанкой? Четкого ответа нет до сих пор. С одной стороны, конец Первой Мировой войны дал возможность предпринять шаги, которые снизили количество заражений. И прежде всего жесткий карантин, который для людей превратился в привычку. Однако, с другой стороны, пандемия закончилась так же быстро, как и началась. Неожиданно, почти в одночасье. По одной из версий, вирус мутировал в слишком сильную летальность, люди даже не успевали заражаться.

Впрочем, было немало сторонников божьей кары. Они считали, что смертоносная болезнь была наказанием человечеству за войну. Болезнь отступила, как только люди перестали убивать друг друга на поле брани. Как бы то ни было, испанка до сих пор остается самой загадочной болезнью. Но человечество справилось даже с ней.

КСТАТИ

Образцы «испанского гриппа» сейчас находятся во многих лабораториях. Это стало возможным благодаря находке, сделанной в 1997 году. В ледниках Аляски было обнаружено тело женщины-аборигена. Ученые выяснили, что погибла она от испанки за 80 лет до того. Легкие женщины сохранились почти в первозданном виде, благодаря чему из них удалось «извлечь» вирус испанского гриппа. В 2005 году ученые добились его репликации — создания нескольких копий. И теперь у них есть возможность изучать его свойства.