Наверх
Страницы истории

25.12.2019

Автор: Полина РУСАК

Дед Талаш - символ белорусского патриотизма

Сегодня исполняется 175 лет со дня рождения старейшего за всю мировую историю партизана. Его судьба свидетельствует о том, что стать героем никогда не поздно – и в 75, и даже в 98 лет

 Партизан-разведчик

Василий Исаакович Талаш, больше известный как Дед Талаш, - фигура, бесспорно, феноменальная. Участник двух войн, послуживший прототипом множества литературных произведений. Полесский богатырь, на склоне лет способный физически расправиться одновременно с несколькими врагами. Происхождения он был самого простого - крестьянского, с малолетства много и тяжело трудился, горбатясь на панов, но это не помешало природе наградить его и недюжинной силой, и смекалкой, и несгибаемой волей и упрямством. А свойственное многим уроженцам белорусского Полесья стремление изо всех сил держаться за свое, родное, в конце концов и заставило Василия Исааковича взяться за оружие.

Впервые это произошло ещё в гражданскую войну, осенью 1919-го, когда в его родные Новосёлки пришли белополяки.

Тогда в соответствии с приказом Пилсудского расширить польскую флотилию враг намеревался обосноваться на реке Припяти, в районе городов Петриков, Туров и Мозырь. Поляки не только решали свои стратегические воинские задачи, но и вели себя как захватчики – нагло и безжалостно по отношению к людям, мирному населению. У Василия Исааковича, наведывавшись к тому в дом, они, к примеру, забрали подчистую всё сено. Дед вначале по-хорошему пытался их усовестить, но потом выхватил из-за пояса топор…

Тем самым выбор был сделан: пришло время спасать не только свое добро, но и свою честь и достоинство. Организовав с помощью красноармейцев партизанский отряд из числа местных жителей, Талаш сам его и возглавил. И это в 75 лет!

Перво-наперво, чем отметились «народные мстители», так это выбили всех польских моряков из родной деревни, потом провели ещё несколько успешных самостоятельных операций по уничтожению разрозненных вражеских частей в других населенных пунктах Петриковского района.

Василий Исаакович, знавший левобережье Припяти как свои пять пальцев, часто ходил в разведку и выполнял иные важные поручения командования Красной Армии. Пару раз он попадал к полякам в плен, но старого вояку выручали бесстрашие и сообразительность.

В 1920 году его отряд влился в одно из красноармейских подразделений, Дед Талаш, возможно, тоже продолжил бы воевать, но он переболел возвратным тифом, и его здоровье заметно подкосилось. Василий Исаакович вернулся в Новосёлки, где стал председателем сельского совета. С какими хлопотами и головной болью была связана эта должность в период тотальной послевоенной разрухи, объяснять не нужно.

На пути к славе

Документально установлено, что В.И.Талаш неоднократно в течение нескольких лет обращался в соответствующие органы с ходатайством о награждении себя орденом Красного Знамени. Что ж, это говорит только о его самостоятельности и независимости: считал себя достойным награды и не стеснялся об этом заявлять. Редкая по тем временам смелость! И орден ему действительно дали – в 1928 году. А в 1934-м Якуб Колас написал повесть «Дрыгва» («Трясина»), вышедшую массовым тиражом, прототипом главного героя для которой послужил наш Дед. Василь Талаш, как говорится, вдруг проснулся всенародно знаменитым. Перед войной по мотивам «Трясины» в Большом театре оперы и балета БССР была поставлена опера композитора Анатолия Богатырева «В пущах Полесья». Талаш присутствовал на репетициях и даже, по воспоминаниям современников, помогал художнику ставить одну из сцен.

Встречаясь со столичной культурной интеллигенцией, он не забывал помогать землякам. «Выбивал» для погорельцев лес, для посевной – зерно. В Петрикове стараниями неугомонного Деда открыли, а затем расширили судоремонтные мастерские, отстроили несколько социально значимых объектов. Что примечательно, сам он так и не вступил в колхоз, предпочитая вести хозяйство единолично. Впрочем, у вырастившего двоих сыновей и трех дочек Василия Исааковича был свой собственный «колхоз» в миниатюре – многочисленные дети, внуки, правнуки.

Партизан-агитатор

В начале Великой Отечественной войны Деду было уже 97 – возраст, когда претензии к личности человека вроде бы теряют всякий смысл: ну, какой из «лежащего на печи» противник?! Однако Талаша немцы умудрились арестовать – отобрали орден, грозились расстрелять за прошлые заслуги перед Красной Армией… Потом всё-таки отпустили, наказав родне строго присматривать за стариком, чтобы не сбежал к партизанам. Зная характер Деда, трудно было представить, что он смирится с уготованной для него в этой войне пассивной ролью, - видя, какие зверства творят вокруг фашисты, будучи уверенным, что есть те, кто им успешно противостоит.

Дед только ждал момента – не желая подвести своих близких, которым бы пришлось за него отвечать. Даже инсценировал собственное утопление в проруби у реки. Зимой 42-го ему удалось добраться до партизан. Он рвался в бой, ведь был ещё достаточно бодр и крепок, но в отряде Василия Исааковича берегли, считая, что одно только его имя способно деморализовать врага.

В январе 1943 года Талаша самолетом переправили в Москву, где он занялся важной организационной и агитационной работой. Посещал воинские части и государственные учреждения, заводы и фабрики, рассказывал москвичам о героических делах белорусских партизан. Всесоюзному «старосте» Михаилу Калинину Василий Исаакович поведал о насущных нуждах партизанских соединений, Якубу Коласу сообщил последние новости с родной стороны, скульптору Заиру Азгуру позировал в его работе над бюстом. Он встречался с бесчисленным количеством людей – героями войны, активистами партизанского движения, представителями власти. Выступал на радио, снимался в кинохронике. При этом ходил по столице пешком, рискуя заблудиться. Выручала, как всегда, прирожденная смекалка: как-то, потеряв из виду гостиницу, Дед Талаш, недолго думая, остановил первого встречного и спросил, не знает ли тот, где у них в Москве проживает знаменитый белорусский партизан. «Дед Талаш? - уточнил прохожий. – А давно ли вы с ним знакомы?». «Да без малого сто лет», - последовал ответ.

Лесник из Петрикова

Выполнив свою московскую миссию, Талаш в конце 1943 года возвратился с наступающими частями советской армии на родину. Его душу согревали мысли о неминуемой скорой победе над врагом и полученный в столице из рук самого Пантелеймона Пономаренко дубликат ордена Красной Звезды. Начальник штаба партизанского движения поблагодарил старика и пообещал посильную поддержку и помощь. Он, конечно, был тронут. Кроме того, на его груди теперь красовалась медаль «Партизану Великой Отечественной войны» 1-й степени и орден «Отечественной войны» 1-й степени.

Ему – вот-вот сравняется век, может, пора подумать об отдыхе? Судьбе было суждено отмерить ему ещё несколько лет жизни, быть может, самых счастливых. И всё наконец-то сошлось у него в тот недолгий период: от встречи долгожданной Победы, обретения профессии лесника до «слетающихся» под его крыло многочисленных отпрысков. Но годы неумолимо брали свое: 23 августа 1946 года на 103 году жизни в Минске, в больнице, Талаш Василий Исаакович скончался. 

Похоронен Дед Талаш на Петриковском городском кладбище. В деревне Новосёлке в 1989 году был открыт его именной музей. Памятник Деду Талашу установлен в Минске. В 2011 году по мотивам повести «Трясина» режиссером Сергеем Шульгой был снят 4-серийный художественный фильм «Талаш», с замечательным белорусским киноактером Геннадием Гарбуком в главной роли.