Наверх

Самый белорусский из российских поэтов

Симеон Полоцкий до сих пор нашему читателю почти неизвестен. Исправить ситуацию пытается доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН Лидия Сазонова.

- Я стала знакомиться с наследием Симеона Полоцкого еще в 1979 году. Наш сектор древнерусской литературы Института мировой литературы Академии наук СССР во главе с Андреем Николаевичем Робинсоном тогда начал работу над книгой «Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность». Каждый сотрудник должен был изучить одно из его произведений. На мою долю достался  «Вертоград многоцветный».

И тут меня ждало настоящее открытие. В парадной рукописи, то есть в той, какую преподнесли царю, три тысячи стихотворений, расположенных в алфавитном порядке. Все исследователи раньше считали, что это такая энциклопедия в стихах.

- Первая в русской истории?

- Возможно, но важно не это. Никто не обратил внимания на то, что существует авторская рукопись произведения, и в ней стихи расположены по-другому. Там нет ни алфавита, ни хронологии, но есть контекстуальный порядок. Первое стихотворение «Вера и дела», потом «Бог возлюбил мир». Потом - в порядке значимости мира: Бог, Троица, Дух Святой спускается на головы апостолов, апостолы идут проповедовать, они несут божественное слово, просвещают людей...

- Получается своеобразная пирамида.

- Совершенно верно: Бог – вершина, а внизу – люди, множество людей в разнообразии их деятельности, социальных положений, нравов, страстей. Стихи перехлёстывают свои границы и сливаются в единый поток. Внутреннее течение между стихами иногда настолько сильное, что можно указать строку в предыдущем стихотворении, которая послужила поводом, стимулом для последующего. К примеру, в стихотворении «Корень грехов» проповедь добродетельного образа жизни заканчивается призывом: «Да корени злыя сечем, аки секирми». Следующее за ним стихотворение так и называется «Секира». Одна тема плавно переходит, как бы переливается в другую. В окончательной редакции «Вертограда» эти стихи оказались далеко друг от друга, поскольку распределены в алфавите их названий. Произведение получило вид энциклопедии, словаря-справочника, и все тексты, составляющие произведение, выглядят как поэтическая россыпь... Стихотворение "Вера и дела", которым открывалась авторская рукопись, имевшее программное значение как выражение кредо поэта, становится просто одним из стихотворений на букву «В». И таких примеров – множество. Картина мира, созданная мозаичным методом, членилась на отдельные красочные детали. Получилось тоже умно и занимательно. Но внутренние ассоциативно-контекстуальные связи, которые были смысловой доминантой в автографе, утратились, и возобладала самозначимость отдельного стихотворения. Зато при помощи алфавитной модели произведению была придана внешняя стройность и законченность, с одной стороны, а с другой - сохранялась возможность бесконечного наращивания материала, обогащения содержания, включения все новых и новых элементов в картину мира, созданную автором. По мере появления новых стихов они вводились в произведение, не нарушая его композиционной цельности.

- Так почему автор поменял порядок?

- Точно, конечно, никто сейчас не скажет, но, возможно, это было сделано с целью сделать чтение более удобным. Уж слишком масштабное произведение: 3000 стихов, попробуй, найди нужное. А когда всё стоит в алфавитном порядке – никаких проблем. Алфавит в эпоху барокко очень ценился, ведь это символ мира, от А до Я. Бог говорил: «Я есмь Альфа и Омега». Поэтому такая композиция – от альфы до омеги – воплощает идею христианского универсума. Симеон придал еще одну новую идею своим стихам, хотя внутренние контекстуальные связи были нарушены.

- По-моему, это даже для нашего времени очень актуальное решение: сделать книгу с двумя оглавлениями. Когда можно читать рассказы или стихи в разном порядке и получать от этого разные впечатления. Таким образом, у книги появляется новое измерение...

- Раньше этого не замечали. Энциклопедия – и энциклопедия.

Работа с автографом поэта позволила понять, что мозаичным методом Симеон Полоцкий создал картину мира, охватывающую вопросы мироздания, вероучения, морали. Все это направлено к тому, чтобы научить человека совершенствовать свою душу. В «Вертограде многоцветном» есть единство и целостность нравственно-философской концепции, которая оказалась скрыта за алфавитной композицией. Я написала статью на эту тему и отправила её академику Дмитрию Лихачеву. Он мне ответил: «Дорогая Лидия Ивановна, прочел. Очень и очень интересно. Посылаю статью Г.В. Степанову». Член-корреспондент АН СССР Георгий Степанов был тогда главным редактором журнала «Известия Академии наук СССР». Ему Дмитрий Сергеевич написал: «Кандидат филологических наук Л.И. Сазонова (я тогда еще была кандидатом) сделала настоящее научное открытие, обнаружив в автографе Симеона Полоцкого “Вертограда многоцветного” совершенно особый текст, раскрывающий его замысел, впоследствии скрытый в парадных списках, нарушивших порядок стихов. Я очень прошу поскорее опубликовать статью, так как сейчас три лица занялись “Вертоградом” и могут перехватить наблюдения Сазоновой». Статья была напечатана моментально.

«Вертоград» - фактически завещание Симеона Полоцкого. Его «возлюбленный» ученик Сильвестр Медведев на последней странице рукописи написал: «Сии последние вирши отец Симеон написал за пол два дни до своей смерти из утра» (то есть за полтора дня). Медведев сделал очень много для памяти своего учителя, ведь именно ему Симеон завещал все свои труды: «Книги и писма (рукописи) моя, 30 рублев и лисью шубу». И ученик поставил своей задачей «явить миру» сочинения учителя. Он редактировал его труды, например, «Вертоград» и «Рифмологион» и намеревался издать их. При этом пользовался огромной библиотекой своего учителя – самой большой на тот момент в Москве, 603 тома на разных языках – латинском, польском, немецком, греческом, церковнославянском.

- Но для России он был «экспатом»? Высокооплачиваемым приглашённым западным специалистом?

- Симеон очень любил Россию, Русь. Возгласы «Ликуй, Россия!», эпитеты «славная Россия», «Славное российское царство» у него встречаются почти постоянно. Слава России летит во все концы земли, долетает и до «Америцких стран» (Америки). Не исключено, что  слово Америка впервые появляется именно в стихах Симеона, в исторических словарях древнерусского языка оно отсутствует и зафиксировано только в Словаре русского языка XVIII века.

- Почему же наши читатели так мало о нём знают?

- Не только обычные читатели, даже литературоведы о нём мало знают. Пародоксально, но часто приходится сталкиваться с тем, что западные учёные знгают о нём больше. Один из крупнейших в мире специалистов по творчеству Симеона – замечательный латинист и русист, мой соиздатель «Вертограда» английский ученый Антони Хипписли. Кроме него живой интерес к творчеству  поэта проявляют немцы и канадцы. Многие ученые считают, что Симеон Полоцкий – открытие XX века.

- А для нас он был еще и своеобразным культурным мостиком между Западом и Востоком.   

- С этого я начинаю свою статью в  трёхтомном «Вертограде многоцветном», изданном совместно с А. Хипписли. Предисловие к которому написал Дмитрий Сергеевич Лихачев. Мы с Хипписли реконструируем целый пласт русской культуры. Сейчас у нас вышло факсимильное издание геральдико-эмблематической поэмы Симеона полоцкого «Орел Российский», мы заканчиваем работу над изданием «Рифмологиона», книги придворно-церемониальной поэзии, стихи в которой посвящены царю Алексею Михайловичу и позднее – Федору Алексеевичу. Написаны они по случаю разных событий в их жизни и в жизни страны: для свадебных церемоний, на рождение детей, восшествие на престол, строительство Коломенского дворца, кончина царицы Марии Ильиничны.

Я считаю. нам нужно выпустить Полное собрание сочинений Симеона Полоцкого, ибо неправильно забывать и прятать то, чем можно и нужно гордиться.

Валерий Чумаков

Отрывки из геральдико-эмблематической поэмы Симеона Полоцкого «ОРЕЛ РОССИЙСКИЙ»

Пресветлый Орле Российския страны,

честнокаменным венцем увенчаны,

Орле преславный, высоко парящий,

славою Орлы вся превосходящий…

Глава ти небес самых достизает,

простертость крилу весь мир окривает.

Ногами скиптри царьския держиши,

в море, на земли властелно стоиши.

…Ты убо, Орле Всероссийскородный,

славою честный, в вере преподобный…

…Всяк род мусикий ныне соберите, радости гласом лепо воскликните.

И восплещите весело рукама,

торжественныма скачите ногама.

Всяк велегласно радость возвещайте,

день новосветлый цветы украшайте.

Далече слезы, печали бежите,

на Агарянский род ся обратите.

Там в Гараманты, в конец Океана

буди, кручино, с Росии изгнана.

В последний Тылен печаль да гонзает,

где Солнца правды дивый род не знает.

России радость днесь Господь дарует,

яже о Царьстем сыне вселикует.

Ликуй, Россиа, сарматское племя,

радуйся, Москва – Афетово семя!

Пари весело, Орле быстрооки,

разбивай крилма аер прешироки.

Давай глас на вси страны торжественный,

да вси познают день твой празденственный.

Летай во Солнци православна света

отца со сыном, пой им МНОГА ЛЕТА!

…Се зрите, роды, прилежно смотрите,

да свет узрите:

Яко Российский Орел ся вселяет

верою в Солнце, в Христа облекает,

иже Свет миру речеся нелестно,

Солнце известно...


ЕВТЕРПИ

Что есть солнце небу, то скиптродержатель

царству и всяк стран своих обладатель:

Ибо, яко солнце звезды освещает

и все, что на тверди, нам ся проявляет,

Так скиптродержатель величеством славы

весь род прославляет разумом си главы.

Зри зде како солнце Орла окружает,

так светлость царьская весь род озаряет…

Убо, чада света, в Солнци ся гнездите,

яко сего Орла в своем Солнце зрите.

Вся ны, яко солнце, Цар наш согревает,

блюдет, освещает, як отец, питает.

Орля есмы чада, наше Солнце знаймы,

ему в сыне ныне почесть воздаваймы.


КАЛИОПИА

…Прилети, Орле Белый, влюби Солнце себе,

обок Орла Российска дасться место тебе.

Всадниче Мечодержный с Копийным случися,

Орлу светозарному служити потщися.

Лве Красный, увенчанный, и ты поклонися

Солнцу, под крилма Орла Российска вместися.

Ты, Бисурмянска Луно, можеш вполни быти,

потщися роги Орлу под ноги склонити…

Всем Российское Солнце светом си довлеет,

яко небесна весь мир доволно имеет.


ТЕРПСИХОРА

Россия Орлом себе образует,

Царю сей Орел впредь приличествует.

Орлом Цар убо, як орел, летает,

в лучах си славы неба достизает.

В добродетелех сияет, як в солнци,

имиже мира озаряет конци…

Лети щасливе, Орле наш преславный,

царьское чадо, дедичь, Богом даный.

Пари до небес всеми добротами,

сияй Российским странам щедротами.


ПОЛИИМНИА

Орле преславный, Орле пречестнейший,

скиптродержавне, мечем пресилнейший!

Не всуе скипетр в десной ти держиши,

ниже без ума мечем сим претиши…

Дий небовладный скиптр ти посылает,

о Алексие! Арей же вручает

Чрез Орла сего мечь обоестранный,

хитрым Вулканом добре укованый.

Прими, а действуй оныма щасливе,

поспех ти будет в Христе Бозе живе.

Прими, не медли. Но, о Македони,

где Букефал есть с Александрих кони?

Даждте некосно, се ваш пособитель

Алексий, за вас на враги отмститель…

Хио с Коринфом, Египте, Аравы,

долетит, чайте, Орел вас двоглавы.

Ты, Византио, узриш от России

Орла, расторгша главу лютой змии.

Вест и Копийный ездец убивати

змия до смерти, в гортань прободати.

Токмо молите милостива Бога,

да Царевичю дарствит лета многа.

И посадит и на престол венчанна,

он вам есть помощь, Богом зготованна.


АПОЛЛОН

Сама Афина едва зде довлеет,

толику славу Россиа имеет.

Омир, преславный в стихотворении,

не могл бы пети о сем явлении.

О Енеевых Виргилию бранех,

Овидию же о Гетийских странех

Метротворити, а зде не довлеют,

и риторове о сем не умеют

Рещи доволно. Демосфин немствует,

Кикерон славный ему пособствует.

Всуе Еврипу много почюдися,

Аристотелес и во всем трудися.

Зде чело ему мощно бы потити

и всепостижный ум свой утрудити,

На славу зряще Свята-Алексия,

Царьскаго сына, иже Руси всея

Есть веселие и радость велика.

Нужда зде певцов от небесна лика,

Еже воспети1, како он сияет,

како Россию светом озаряет

Славы своея. Не толико в солнцы

лучес огненных, еже во вся концы

Свет разливает, як от сына Царьска

светлостей, лепот с лица Государьска.

Где Орфей игрец з струнами своими?

Да поет ныне з Мусами моими!

Не лес да скачет и злачна дубрава,

но да гласитъся сына Царьска слава!

И да ликует Афетово племя, 35

да взыграетъся Российское семя!

Плыви в Россию по морской пучине,

Арион славный, хотя на делфине.

И Амфиона привлеци з собою,

да в струны биет своею рукою!

Овен

Овну есть свойственно нагих согрѣвати,

на одеяние2 волну си даяти.

Питает собою, безгневен, незлобен,

сицевый началник Богу есть угоден.

Да согрееши ты света теплотою

и да одееши страдных наготою.

Алчныя напитай изобилством хлеба,

тако постигнеши престол земль и неба.


ТЕЛЕЦ

Ты убо, Свете Российския страны,

от царьских кровей миру дарованы,

В Телчее знамя в то время вступиши,

егда труд многий прямо возлюбиши:

Труд учения, правоправления,

труд в мире, в брани, мудросуждения.

Сих трудов мзда есть Венец, Скиптр, Порфира

в земной державе и небесна мира.


ВЕСЫ

Да ти подасться мудрость правду знати,

юже примеши с Божей благодати.

Солнце истинну в себе образует,

равно всем светя, лиц не приимствует.

Ты, Солнце наше, лица не воззриши, правосудством ти мир возвеселиши,

Яко отец твой, Цар наш православный,

в правде, в милости всему миру явный.

Ибо елико солнце просвещает

мир, тако правда всех возвеселяет…

В Египте древле истинну писаху:

образ без руку, без ушес ставяху,

Судий учаще, да не дароемлют,

ни плача винных в ушеса приемлют.

Благ оролой есть, аще истинствует,

лживый к чесому во граде годствует?

Тако судия благ есть, правду знаяй,

геенне пажить, правду развращаяй.

Ты, правдолюбства млеком воспитенны,

от правдолюбна отца нарожденны,

Царьских чресл Сыну, о то ся потщиши,

да правду в мире твоем утвердиши.

Сие сотворив, примеши от Бога

здравие, щасте на лета премнога.

Слава во веки твоя просияет,

яко истинна выну пребывает.

…Се дарова Бог Север уловити

и Украине в царьский жребий прийти.