Наверх

06.08.2021

Автор: Подготовил Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: verelq.am

Аза Мигранян: Даже самые жесткие санкции не останавливают экономическое взаимодействие

Ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН – том, как Беларусь и Россия могут вместе противостоять западным ограничениям в экономике

У Беларуси есть время, чтобы перестроить свою экономику для противодействия санкционному воздействию. И помощь в этом в рамках Союзного государства, безусловно, окажет Россия. Такое мнение высказала ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН в ходе организованного Центром изучения перспектив интеграции (ЦИПИ) международного онлайн-круглого стола «Россия и Беларусь: союзный ответ западным санкциям».

- Я во многом согласна с тем, как эксперты оценивают влияние санкций на экономику Беларуси, объем потерь и общий масштаб разрушений, - сказала, начиная свое выступление, Аза Мигранян. - Фактор влияния ограничительных мер нельзя недооценивать, однако нельзя их и переоценивать.

Я бы хотела оценить влияние санкций с точки зрения стратегирования нашего сотрудничества. В первую очередь, нужно отметить, что санкции не имеют реального характера секторальных. И это на сегодняшний день дает экономике Беларуси некий временной лаг, дает определенную фору для того, чтобы и Беларусь, и Россия как основной партнёр сумели не просто сформировать свою политику и стратегию выхода из этой ситуации, а могли создать некую интеграционную связку в рамках ЕАЭС.

Влияние санкций, безусловно, будет довольно ощутимым для экономики Беларуси, так как они затрагивают довольно чувствительные аспекты. Однако у белорусской экономики есть время, чтобы перестроиться, поскольку сделки, которые были заключены до момента принятия решения о введении санкций, не будут отменены, они будут действительны. Можно надеяться на довольно неплохие показатели роста объемов торговли и взаимного сотрудничества как минимум до периода завершения этих сделок. Какой это временной промежуток? По некоторым сделкам – от трех месяцев до полугода. Есть и более длительные контракты с горизонтом до года.

На что еще можно обратить внимание? Любые санкции, в том числе самые жёсткие, не являются карательными мерами. Они не останавливают экономическое взаимодействие, здесь можно обратиться к опыту Ирана.

Однако вопрос заключается в цене такого взаимодействия, то есть в изменении уровня ценовой конкурентоспособности. Ведь в схему сотрудничества будут включены дополнительные посреднические звенья, они естественным образом будут приводить к удорожанию продукции и потерям в конкурентоспособности на рынке. Это будет вести и к снижению доходов бюджета, и к падению прибылей непосредственных производителей. А это, надо сказать, чревато.

Впрочем, есть еще один момент, плюс, которым нужно воспользоваться. Это общее состояние мировой экономики. На сегодняшний день, несмотря на объявленный восстановительный рост и постпандемийное развитие, экономика Евросоюза и сопредельных стран – это Прибалтика. Украина, Польша – на сегодняшний день не готовы кардинальным образом прекратить сотрудничество. Поэтому мы должны четко разделять коммерческие интересы и политическое давление, которые на сегодняшний день имеют место быть в этих странах и в этом контексте.

Теперь я бы хотела обозначить цели стратегии развития Беларуси и России в рамках Союзного государства. Понятно, что Беларусь на сегодняшний день не готова в одиночку противостоять санкционному давлению. В то же время стратегия развития ЕАЭС не позволяет разрабатывать единую экономическую политику, о которой много говорится. И если мы говорим о стратегии развития в рамках Союзного государства, то прежде всего рамках дорожных карт мы не можем говорить о целях пятилетнего периода, а должны заниматься индикативным планированием поэтапного формирования общего рынка капиталов и как минимум гармонизированной платежной системы.

В данном контексте нам необходимо решить следующие задачи:

- Отказ от расчетов в долларах, евро и полный переход к прямым расчетам, что требует формирования универсальных макрорегуляторов для России и Беларуси - с тем, чтобы прямые расчеты не натыкались на барьеры несоответствия между правовыми актами России и Беларуси. Эта работа должна начаться в ближайшем будущем, максимальный срок для ее формирования - это где-то 3-4 месяца, максимум полгода;

- Второе – это формирование платежной системы. Если это не переход на платежную систему «Мир», то, по крайней мере, ее максимальное вовлечение. А также нужен поиск так называемых «запасных» вариантов формирования этих платежных инструментов, в том числе используя альтернативные SWIFT системы. Это могут быть и китайская система, и российская система, это также может быть и создание общей гармонизированной системы;

- Формирование и возможности создания общего рынка капиталов, так как наиболее серьезные проблемы для белорусской экономики, на мой взгляд, формируют санкции по ограничению доступа к рынку капитала в Европы. В данном контексте необходимо расширять инструментарий не только включения Беларуси в финансовые инструменты Евразийского банка развития, но также и выход на организацию ШОС, на Брикс и, возможно, на перекредитование и на формирование новых источников инвестирования.

На что еще стоит обратить внимание в рамках Союзного государства и формирования дорожных карт - это проектное стратегирование по отдельным видам деятельности промышленного развития. В том числе создание конкретных проектов между компаниями-производителями с локализацией в России и, возможно, через Евразийский союз с локализацией в сопредельных странах. Например, с локализацией через Россию в Казахстане для того, чтобы иметь больше возможности уходить от прямых санкционных ограничений, в том числе формируя ту самую сложную посредническую схему, где непосредственные производители не могут быть подвергнуты ограничениям.

Когда были введены санкции, первые вопросы, которые задавались, касались того, как Россия выиграет от введения этих санкций. Имелось в виду, что начнется интегрирование предприятий, в том числе БелАЗа и КамАЗа, Уралкалия и Беларуськалия. Но на сегодняшний день понятно, что ни одна крупная российская компания не рискнет идти на такое интеграционное взаимодействие, они будут искать новые формы взаимодействия. И у этих форм будут проблемы с точки зрения повышения затратности, так как это дополнительное звено. Но эти новые формы создают и платформу для новых технологий, новых видов сотрудничества, создания тех современных хабов, которые требует цифровая экономика.

Особо значима система отношений и проектов в области обеспечения цифровой безопасности. Имеется в виду изменение софта, формирование возможностей создания собственных цифровых платформ, электронных систем для биржевой торговли, для регулирования макрорынка, формирования единой информационной системы по налоговому регулированию, что создаст определенные предпосылки для более глубокой интеграции.

И, конечно же, это совместное развитие IT-сферы, которое могло бы взаимно дополнять друг друга и способствовать решению, в первую очередь, проблемы цифровой безопасности экономик стран и, возможно, передаче этого в страны Евразийского Союза.

Последний тезис – это возможное максимальное включение союзных программ в интеграционную систему ЕАЭС с использованием потенциала оставшихся трех партнеров, в том числе как рынка сбыта, а также как рынка посредников. Здесь нужны конкретные проектные подходы с точки зрения индикативного планирования на год. А если говорить о стратегии в целом, то нужно довольно четкое целеполагание с пересмотром и сверкой этих планов как минимум один раз в год.