Наверх
Слово эксперта

02.06.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Всеволод Шимов: Уход от политических вопросов ограничивает возможности интеграции ЕАЭС

Доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета рассуждает о проблемах интеграции на постсоветском пространстве

Фото: Конференция проходила в режиме онлайн

На состоявшейся недавно онлайн-конференции «Председательство Беларуси в ЕАЭС: стратегии развития евразийской интеграции» доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета Всеволод Шимов обозначил некоторые проблемы, которые, по его мнению, тормозят развитие центростремительных процессов на постсоветском пространстве.

- Я бы хотел заострить внимание на политической составляющей интеграционных объединений, - начал свое выступление Всеволод Шимов. - Часто говорится о том, что ЕАЭС – это сугубо экономическое объединение. Это, собственно, следует из названия – Евразийский экономический союз. Но экономики без политики не бывает. Как ни крути, эти вещи взаимосвязанные и взаимообусловленные. В нашей постсоветской традиции распространен взгляд, который я называю вульгарно-марксистским. Он трактует политику как концентрированное выражение экономики. На самом деле связь гораздо более сложная и далеко не такая линейная, как кажется на первый взгляд. Любая интеграция, любое объединение стран включает в себя все три составляющие – экономика, политика и идеология.

На мой взгляд, основные проблемы евразийской интеграции, в том числе недостаток полномочий наднациональных органов, - это результат дефицита политической воли. Уход от политических вопросов существенно ограничивает сами возможности интеграции ЕАЭС. Многие вещи не проговариваются, чувствуется некоторое отсутствие политического доверия между участниками союза. Мы наблюдали это во время событий 2014 года, когда конфликт России с одной стороны и Украины и Запада с другой был попросту вынесен за рамки ЕАЭС.

Отказ от политической составляющей, отсутствие единой позиции по политическим вопросам – это, на мой взгляд, серьезный фактор торможения интеграционных процессов. Можно привести сравнение с Европейским союзом - так или иначе, мы постоянно сравниваем себя с ЕС, для нас это эталонное объединение. И там очень четко видно, что это объединение не только экономическое, но одновременно политическое и идеологическое. Страны-участницы ЕС демонстрируют строгую дисциплину во многих вопросах, в том числе внешнеполитических. Взять хотя бы недавний эпизод, касающийся участия в Параде Победы в Беларуси. Посол Словакии принял в нем участие, хотя европейские страны не рекомендовали это делать. И посол был сразу из Беларуси отозван. То есть жесткая дисциплина: вышел за рамки - сразу пошли меры. Это, как мне кажется, важный фактор успешности европейской интеграции.

Один из самых болезненных вопросов – разграничение национального суверенитета и наднациональных органов. На мой взгляд, формат национального государства плохо приспособлен к наднациональной интеграции. Потому что национальное государство по своей природе играет роль высшего суверена и очень плохо вписывается в структуры, претендующие на отбор этого суверенитета. Европейский союз в связи с этим в последнее время сталкивается с серьезными проблемами.

У нас на постсоветском пространстве это усугубляется еще и крайней геополитической неравновесностью. ЕС – это сообщество более или менее сопоставимых стран, у нас же получается перекошенная конструкция, это было очевидно еще с советских времен. Россия  больше всех остальных стран союза вместе взятых – и по населению, и по территории. Даже Советский союз был устроен в чем-то странно: РСФСР не имела автономных органов управления, то ли метрополия, то ли, наоборот, самая дискриминируемая республика. И как только возник автономный центр власти, конструкция сразу посыпалась. Потому что возник этот перекос.

ЕАЭС сталкивается с тем же самым. Даже в рамках Союзного государства мы все время упираемся именно в это. С белорусской стороны постоянно звучат требования равноправия. Но как достигнуть абсолютного равноправия, когда страны настолько неравновесны? Это большая проблема. У нас в Беларуси часто звучит такая риторика: у нас есть теперь ЕАЭС, и многие вопросы, которые решались в Союзном государстве, теперь будут решаться там. Логика понятна: ЕАЭС – многосторонний формат, где эта неравновесность не так видна, как в двустороннем формате. Но на самом деле и в ЕАЭС несущая опора – это Россия. Все объединение консолидируется вокруг нее.

Геополитически все контакты все равно осуществляются через Москву. Беларусь, кроме России, не имеет общей границы ни с одной страной ЕАЭС. Армения вообще находится как эксклав. Казахстан и Кыргызстан тоже во многом завязаны на Россию. Во внешнем мире ЕАЭС воспринимается как некая реинкарнация СССР. Об этом не принято говорить вслух, но мне кажется, именно в этом одна из проблем пробуксовывания многих процессов.

На мой взгляд, если мы говорим о евразийской интеграции и вообще любых объединениях на постсоветском пространстве с участием России, нужно понимать, что это в любом случае будет структура, где у России будет контрольный пакет акций. Нравится нам или нет, но такова реальность, и ее необходимо признать. Если мы этого не хотим, тогда придется ограничиться более скромными запросами и ожиданиями, без многообещающих наднациональных интеграционных структур.