Курсы валют на 23.09.2017
RUR
BYN
29.79
USD
57.65
EUR
69.07
CNY
87.45
BYN
RUR (100)
3.36
USD
1.94
EUR
2.32
CNY
2.94
Слово эксперта

06.09.2017 Андрейс Жагарс: В Большом театре Беларуси перенесли действие «Травиаты» в наши дни

8 сентября в Большом театре оперы и балета Республики Беларусь состоится премьера оперы Джузеппе Верди «Травиата» в постановке известного латвийского режиссёра Андрейса Жагарса. Он рассказал не только об особенностях постановки, но и о том, как ему работается в Беларуси.

- В Большом театре Республики Беларусь мне, кроме удовлетворения режиссёрских амбиций, приходится одновременно давать уроки актёрского мастерства. Но это общая болезнь жанра. В опере чаще всего силы уходят на музыкальную подготовку, на вокал, а актёрская игра уходит на второй план. Но современный зритель, воспитанный на сильном кинематографе и на хорошем театре, требует от сцены правдоподобной и выразительной игры. Вот и мы сейчас создаём яркие образы, выстраиваем правдивые и эмоциональные взаимоотношения между героями. Чтобы зритель мог верить происходящему на сцене, сопереживать и получать катарсис.

Мы перенесли рассказ о Виолетте и Альфредо в наши дни. Очень важно, чтобы всё звучало правдиво, без фальши, поскольку оперный жанр очень часто болеет притворством: нарочитой театральностью, неестественными жестами, что недопустимо в драматическом искусстве. Это не концерт. У меня была возможность выбрать состав из молодых исполнителей, и мы требуем от них яркую и выразительную игру.

Я постарался убрать всё лишнее, пудру и декоративизм, которые часто присутствуют в постановках «Травиаты», для того, чтобы ярче показать взаимоотношения героев, крайние эмоциональные состояния, в которых они находятся: любовь, расстояние, яркие чувства, боль, болезнь, борьба с болезнью, расставание. У нас получился очень яркий хор. Это не просто поющая масса, среди хористов присутствуют очень яркие и интересные типажи. Тут актёрам часто помогает костюм. Я позволяю им выразить свою индивидуальность, за счёт чего строится яркая галерея новых персонажей в балу у Виолетты и в балу у Флоры. У нас получается своего рода современный Париж, действо похоже на имиджевые образы героев фильма Паоло Соррентино «Великая красота». Правда, чахотку пришлось заменить на онкологию, поскольку в наше время туберкулёз уже перестал быть смертельной болезнью.

В Большом театре Беларуси мне работать очень комфортно. В театре очень важно заранее всё распределить и распланировать, а здесь всё происходит как раз по плану. Тут очень тщательно выстроен весь рабочий процесс. Мы начали репетиции весной, летом был перерыв, но на графике работы это не сказалось, как раз за счёт того, что всё было распланировано заранее. Были сделаны очень качественные и красивые декорации, просто замечательные. Костюмы тоже очень достойные. Всё это - и костюмы, и декорации - тоже не в малой степени создают образ спектакля.

Единственная проблема лично для меня заключается в нехватке времени для педагогической деятельности. Я привык воспитывать молодых артистов. Мне это нравится, у меня в ГИТИСе идёт уже второй курс актёров музыкального театра. Во мне всегда идёт борьба между педагогом и режиссёром. Я иногда увлекаюсь педагогической деятельностью, потом вспоминаю, что надо ставить спектакль и начинаю злиться на себя. При этом кажется, что я злюсь на артиста. Было бы больше времени, я бы делал для них тренировки, ставил этюды, они проходили бы актёрское мастерство, которого оперным актёрам обычно не хватает. Но этим грешит не только Большой театр Беларуси: как я уже сказал, это уязвимое место практически всех музыкальных академий и всех консерваторий. И здесь, и у нас в Латвии, и в Европе, в Вене, в Париже, во всех мировых музыкальных столицах, актёрское мастерство – предмет второго плана. Один день, один урок в неделю. В результате, молодые артисты попадают в театры, режиссёры ждут от них исполнения сложных задач, потому, что сейчас в Европе большая часть оперных режиссёров приходит из драматического театра и у них требования к оперным артистам такие же, как к актёрам. И молодым артистам в начале трудно, поскольку им не хватает актёрского мастерства, которое им недодали в консерватории или в музыкальной академии. Я работал в Москве, в Красноярске, в Перми, и там были в чём-то более профессиональные, или, скорее, более опытные артисты. Но там тоже репетиции шли нелегко.

В ГИТИСе с этим немного проще. Это всё-таки театральный институт и там актёрскому мастерству уделяется много внимания. Во всей Европе есть ещё лишь одно приятное исключение, это Royal Academy в Лондоне. Видимо, там сказываются богатые театральные традиции, а потому процесс обучения молодых певцов выстроен очень серьёзно.

Белорусский Большой театр живёт современным театральным духом, здесь работают крепкие профессионалы, люди аккуратные, точные. Менеджмент работает очень хорошо. Тут хорошо чувствуешь, что тебя опекают, тебе реально помогают.

Если бы представилась возможность, я хотел бы поставить на сцене Большого театра Беларуси «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича, или «Пиковую даму» Чайковского. Но больше – Шостаковича. Меня эта опера очень вдохновляет, я её уже ставил в Риге и в Италии. Нас с ней пригласили на фестиваль в Гонконге. Это получился очень сильный спектакль, в нём выросли две мировые звезды: Кристина Ополайс и Александр Антоненко. Они сейчас поют в Метрополитен–опера, в Ковент-Гардене, в Парижской опере. Я уже вижу образы, которые мог бы здесь воплотить, вижу, кто в каких ролях у меня выступал бы. Сергея мог бы прекрасно сыграть Алексей Никутель, Катерину Измайлову – Елена Золова. Это получилась бы очень интересная постановка.

Беседовал Валерий Чумаков

Яндекс.Метрика