Курсы валют на 23.08.2017
RUR
BYN
30.60
USD
59.04
EUR
69.59
CNY
88.65
BYN
RUR (100)
3.27
USD
1.93
EUR
2.27
CNY
2.90
Культура и общество

22.05.2017 Евгений Антипов: Знаю многих людей, которые едут в Беларусь просто для того, чтобы отдохнуть душой

Участник проходящей в Деловом и культурном центре Посольства Беларуси в Москве в рамках проекта «Мир глазами художников» выставки «Белорусские мотивы» известный петербургский художник, преподаватель СПбГУ академик Петровской академии наук и искусств Евгений Антипов рассказал о том, как создавался проект, а также поделился впечатлениями о его белорусском этапе.

- В проект я вошёл очень легко, потому что его основатель - петербургский художник, предприниматель и меценат Вячеслав Абрамович Заренков – мой старый приятель, еще с конца XX века. В середине 1990-х годов его компания только набирала силу, а проектом «Созидающий мир», главной частью которого и является «Мир глазами художников», даже еще не пахло, но он уже тогда интересовался искусством.

Заканчивался XX век, и тут вспомнили, что, собственно, светской русской живописи исполняется три столетия. И в 1996 году выпустили альбом «Три века российской живописи». В этот альбом включили и мои работы. Наверное, у составителей было на то убедительное основание. И все истинные любители не могли не обратить на них своё внимание. Вот тогда Вячеслав Абрамович решил приобрести некоторые из моих работ. Как решил – так и приобрёл. Кстати говоря, популярность моя после того альбома так выросла, что спустя малое время меня обокрали. А с Вячеславом Абрамовичем у нас завязалась крепкая дружба. Поэтому, когда в 2010 году начался проект «Мир глазами художников», я оказался в числе одного из его участников.

Работать в его рамках не так просто, поскольку проект задаёт для участников серьёзный темп, который надо выдержать. Моя живопись несколько нетрадиционна. Вернее, она традиционна, но для алгоритмов, существовавших до середины XIX века. Сейчас так не пишут. А тогда алгоритм предполагал довольно длительную процедуру пластической организации картины. В нём я создавал за год 5-6 картин, и это было нормально. Но в рамках проекта мы делаем за год 2-3 поездки, из которых привозим около 30 картин. То есть, интенсивность работы вырастает в 5-6 раз. Для того, чтобы не изменять своему алгоритму и в то же время не уходить с фарватера, я принял для себя новый принцип. В поездках я делаю для себя подготовительные работы выставочного характера. Потому что каждая наша поездка заканчивается выставкой в столице того государства, которое мы посетили. Не выставлять работы или выставлять что-то непотребное я не могу. А значит картина должна быть написана в такой степени, чтобы её можно было продолжить, не переделывая радикально, и в то же время она уже в этом виде должна иметь для зрителей эстетическую ценность. Примерно так оно у нас и происходит. Иногда на этих итоговых выставках меня зрители даже спрашивают: «А что тут дорисовывать?». Я молчу, хотя знаю, что на холсте только самое начало. Но это «самое начало» - наиболее трудоёмкий этап. Дальше уже – огранка, шлифовка, выражаясь по-русски – тюнинг.

Конечно, классическая картина предполагает несколько иное отношение. Она должна вынашиваться, в ней должно идти движение, должны меняться эскизы и так далее. Она должна рождаться, должна состояться. У нас, в связи с режимом проекта, на первичный этап подготовки к работе уходят не месяцы и даже не сутки обдумывания и поиска места, а примерно полчаса времени. То есть, нас вывозят на место, мы ходим, бродим, слушаем экскурсовода, а потом занимаем выбранное место и начинаем работать. Это получается такой блиц-вариант, в котором первоначальные решения уже должны быть в голове. Здесь мне очень хорошо помогает 10-летний опыт преподавания на кафедре рисунка Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, когда тебе приходится принимать для каждого студента «стремительное решение».


Я не скажу, что каждая моя работа в рамках проекта была идеальна. Наверняка, если бы было больше времени для развития, были бы и более интересные идеи и художественные решения. Но за то, что выставлено, мне уже не было стыдно. А впоследствии уже можно было над каждой из этих картин посидеть, подумать, отложить одну работу и заняться другой, потому что все дозревало какими-то сегментами сознания, и довести хорошую работу до уровня, до которого хотелось её довести. И я благодарен проекту за то, что он взял меня в рамки жёсткого режима. Потому что 5-6 картин в год, на сколько лет не умножай, получится не больше пары сотен картин. Это немного для того, чтобы назвать их создателя явлением в искусстве. А здесь всего за несколько лет у меня в фонде проекта уже накопилось около сотни работ. И это действительно хорошие картины.

Кроме того, в рамках проекта мы уже посетили уже 11 стран. Вот мы были, к примеру, на Кипре. Солнце, море, зелень, только из гостиницы выходить не хочется, потому что на улице – под 40 градусов. Но если бы мне просто предложили туда путевку, думаю, я бы отказался. Потому что мы все немножечко инертны. Всегда найдутся дома какие-то дела, да и вообще – зачем? А так этот вопрос отпадает. Нас берут под белы ручки, сажают на самолёт, селят исключительно в Гранд-отелях. Поэтому мы получаем одновременно удовольствие познавательное, эстетическое и результат в виде выполненных картин. Хочется верить, что и культуру мы тоже обогащаем. Я не знаю, насколько этот результат полезен самому организатору проекта, потому что пока это только трата денег, причём немалых. Но если вспомнить историю, меценаты всегда тратили. И в стратегическом плане выигрывали. Ибо далеко не всё решается экономикой. Мы забыли имена многих римских патрициев, и богатых, и успешных, и умелых, а вот имя Гая Цильния Мецената, за то, что он заботился о культуре, о поэтах, о художниках, скульпторах в Риме, где больше ценилось искусство воевать, осталось в истории и даже стало нарицательным. Когда-то, до революции, Императорская академия художеств отправляла на стажировку в Италию и другие страны наиболее успешных выпускников. Сейчас этим занимается один человек, и пусть таких людей будет побольше.


В 1820 году было создано «Общество поощрения художников». В него вошли предприниматели, которые прониклись идеей того, что Россия ничуть не уступает Западу, и нашим художникам надо только немного помочь. Вспомните, сколько у нас было художников, скульпторов и архитекторов из крепостных? Воронихин, построивший Казанский собор, Козловский, Тропинин, Кипренский, Алексеев, Шевченко, всех и не перечислишь. Если бы им не помогли, об их таланте никто бы не узнал. И сегодня это великое благо, что у нас появляются люди, которые осознают себя как часть страны, часть «Русского мира» и, в меру своих возможностей, начинают прикладывать к этому свою долю энергии или финансов. Они остаются в истории, вместе со своей страной и с теми художниками, которых они явили миру. Потому что если о художнике никто не узнал, он так и останется в своём мире один и навсегда. Эволюция никогда не идёт сама по себе. Само по себе идёт только разрушение, а созидание всегда кто-то должен поддерживать, подталкивать.

В Беларуси меня порадовал давно, как мне казалось, забытый дух радости и спокойствия. Вот в Витебске все пытаются почувствовать дух Шагала. А там чувствуется не столько дух Шагала, сколько дух СССР в лучшей его ипостаси. Потому что это уже не старый местечковый городок, в котором в конце XIX века родился Мовша Шагал, это вполне современный город, в котором слились воедино Европа и Россия. Там стоят совершенно европейские замки, Мирский, Несвижский, а люди говорят по-русски. Но если в Европе есть то, что радует глаз, в России есть то, что радует душу. И Беларусь получается замечательным сплавом материального и духовного. Мы ведь в сравнении с СССР потеряли много хорошего, и люди сейчас часто тоскуют именно по тем блаженным временам, когда можно просто идти по улице, просто жить и ничего не бояться. А вот в Беларуси это сохранено, при всех признаках цивилизованной Европы. То есть, они и новое приобрели, и старое не потеряли. Там нет того внутреннего напряжения, которое всегда испытываешь, попадая в чужую страну. Даже в российских городах его испытываешь, а в Беларуси – нет. Там спокойно, там есть то, что мы утратили с получением пива в банках и прочих «Кэмелов».

Я знаю многих людей, измученных нашим российским ритмом жизни, которые едут в Беларусь просто для того, чтобы отдохнуть душой. Они туда уезжают и живут там, ни о чём не думая, в состоянии абсолютной внутренней гармонии. Ведь что такое «состояние гармонии»? Это когда ты можешь радоваться просто тому, что светит Солнце, или тому, что падает снег, потому что это тоже замечательно. Когда человек испытывает такую внутреннюю гармонию – это прекрасно, но сейчас её можно испытывать только в Беларуси. Вот это удивительное чувство мы и пытались передать в своих полотнах.

Подготовил Валерий Чумаков, фото автора

Яндекс.Метрика