Наверх
Мероприятия

21.05.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: ТАСС и автора

Стратегию развития евразийской интеграции обсудили по горячим следам

Через день после заседания Высшего Евразийского экономического совета Центр изучения перспектив интеграции собрал экспертов, чтобы обсудить это событие

Фото: Главы государств ЕАЭС, в котором сейчас председательствует Беларусь, общались в онлайн-режиме.

 Признак бурлящей жизни

Прошедший 19 мая Высший Евразийский экономический совет прошел не совсем ожидаемо. Конечно, вряд ли кто-то рассчитывал на единогласное, как на советских партсъездах, принятие заранее подготовленных документов. Но на заседании возникли вполне ощутимые разногласия, самое серьезное из которых – по вопросу о тарифах на газ. "Великолепная пятерка" ЕАЭС разделилась: Россия, Казахстан и Кыргызстан с одной стороны, Беларусь и Армения – с другой.

Ко всему прочему президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил с критикой проекта Стратегии развития ЕАЭС до 2025 года, которую лидеры пятерки ЕАЭС собирались принять. В итоге Владимир Путин заявил, что для единого тарифа на газ Евразийский экономический союз еще не достиг необходимого уровня интеграции. А пятилетнюю программу вообще отправили на доработку.

Впрочем, в целом пятилетний план лидеры государств одобрили. А кроме того, приняли короткую экономическую программу, охватывающую ближайшие два года. Ее главная цель - сохранение макроэкономической стабильности в наших странах, сведение к минимуму экономических последствий пандемии. Этих целей ЕАЭС намерен добиваться путём поддержания макроэкономической устойчивости, а также развитием научно-технологического и производственного потенциала союза.

В общем, экспертам было что обсудить на конференции Центра изучения перспектив интеграции (ЦИПИ) «Председательство Беларуси в ЕАЭС: стратегии развития евразийской интеграции». Как ни странно, большинство не было склонно оценивать итоги онлайн-саммита отрицательно. Главный редактор портала «Евразия.Эксперт» Вячеслав Сутырин, к примеру, выразился примерно так: стоило бы беспокоиться, если бы на заседании совета царили бы тишь да гладь. Это бы значило, что ЕАЭС не нужен вообще никому. А горячие дискуссии – признак бурлящей жизни. Главное, такие споры не политизировать.

Отбросить нестыковки

Как и заседание Высшего Евразийского экономического совета, вебинар ЦИПИ проходил в режиме видеоконференции.

- У нас есть возможность спокойно, без эмоций проанализировать итоги заседания, - открыл дискуссию гендиректор Центра Сергей Рекеда. – В информационном пространстве и соцсетях уже появились скептические оценки. Перед нами стоит задача подойти к анализу конструктивно, подумать, как сблизить те противоречия, которые проявились.

В маленьких квадратиках вверху экрана виднелось множество лиц. Самоизоляция позволила собрать в одном виртуальном зале весьма представительное сообщество: депутаты, руководители исследовательских организаций, преподаватели вузов и редакторы экспертных изданий из всех пяти стран ЕАЭС. Много экспертов из Беларуси, страны – нынешнего председателя ЕАЭС. Что ж, Союзное государство – своеобразный интеграционный локомотив, многие инструменты сотрудничества проходят апробацию именно в рамках российско-белорусского объединения.

Открыл дискуссию депутат Госдумы, член комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Артем Туров. Он предложил на спорных моментах вообще не зацикливаться.

 - В целом концепция, формирующая экономическую повестку на ближайшие пять лет, главами государств была одобрена, - сказал он – Да, появились противоречия, есть предложения от партнеров по ЕАЭС, важные для учета их национальных интересов. Но если в документе по каким-то направлениям есть нестыковки, то надо отбросить их, принимать документ без этих пунктов. Нельзя затягивать, нужно принимать те пункты, в которых нет противоречий. А иначе сотрудничество стопорится. Будем надеяться, что осенью главы государств смогут встретиться лично, а не только через экраны. Как показывает практика, при личной встрече договориться удается быстрее.

IMG_5811.JPG

Виртуальный режим позволил собрать на вебинар большое количество экспертов. На фото выступает депутат Госдумы Артем Туров.


- Лидеры наших государств продемонстрировали способность обсуждать проблемы и находить взаимоприемлемые решения, - сказал член Совета Республики Национального собрания Беларуси Андрей Русакович. - Да, онлайн-формат накладывает свои ограничения. Нет возможности пообщаться в кулуарах, а это тоже очень важно. Но все же приняты очень важные решения. Стратегические направления интеграции на ближайшие пять лет в целом одобрены. Мы должны создать полноценный экономический союз, который будет эффективен для всех участников и позволит продвинуть наши совместные интересы на международных рынках. Еще один документ - основные ориентиры макроэкономической политики. Его реализация покажет, сможем ли мы совмещать национальные интересы с общими интересами в рамках ЕАЭС.

Приложение 22

Споры на Высшем совете делают ЕАЭС эффективнее. По крайней мере, такую мысль высказал еще один представитель Беларуси, депутат Национального собрания, заместитель председателя Комиссии по международным делам Олег Гайдукевич.

- Когда закончится пандемия, конкуренция в мире только усилится, - сказал белорусский депутат. – Все это прекрасно понимают. И лидеры государств на прошедшем заседании продемонстрировали желание укреплять и развивать союз. Да, у некоторых участников есть свой подход к решению тех или иных вопросов. Самым сложным был вопрос тарифов на газ. Но разве это мешает нам согласовать остальные вопросы? С первого дня председательствования Беларуси в ЕАЭС было понятно: мы хотим, чтобы ЕАЭС был более эффективным, хотим устранить все барьеры на рынках наших стран, предотвратить возможности появления новых препятствий для создания свободной конкурентной среды. Мы хотим, чтобы наднациональные органы стали играть большую роль в ЕАЭС, особенно в спорных моментах.

Между тем упомянутый главный редактор портала «Евразия.Эксперт» Вячеслав Сутырин напомнил, что по договору о формировании общих рынков единый рынок нефти и газа должен сложиться только в 2025 году. А сейчас ценообразование и формирование транспортных тарифов регулируется договором о создании ЕАЭС.

- В приложении 22 описывается формирование энергорынков и тарифов, - сказал Вячеслав Сутырин. – Там как раз указано, что тарифы на транспортировку газа формируются на уровне договоров между хозяйствующими субъектами в рамках законодательства государств-участников. Про фиксированные тарифы там нет ни слова.

- Нынешнее время – это время переоценки интеграционных процессов во всем мире, - констатировал и.о. руководителя Центра белорусских исследований Института Европы РАН Николай Межевич. – В нашем случае вопрос с энергоносителями – самый сложный. Классический экономический союз предполагает выравнивание условий. Но только ли в сфере энергоносителей? Если у нас одинаково будут стоить энергоносители, почему не уравнять зарплаты, то есть цены на труд? Но где тогда суверенитет? Как абсолютное уравнивание увязывается с суверенитетом? Такие вопросы, безусловно, задаются. Но это не значит, что они могут стать препятствием для нашей интеграции. И то, что мы здесь обсуждаем эффективность ЕАЭС, - это очень хорошо.

Экономика - одна в чистом поле

На конференции было затронуто множество тем. Заместитель председателя РОО «Белая Русь» Александр Шатько затронул вопрос о том, что в тысячах страниц документов ЕАЭС в состоянии разобраться лишь десяток узких специалистов. Но и гражданам входящих в союз стран возможность продраться через юридические дебри поможет понять выгоды интеграции. Поэтому неплохо бы создать соответствующий информационно-аналитический центр, в который мог бы обратиться каждый.

Декан факультета международных отношений Белорусского госуниверситета (БГУ) Виктор Шадурский заметил, что в таком объединении, как ЕАЭС, 20 процентов приходится на политику, а 80 процентов – на технические вопросы. И сейчас не очень понятно, кто будет вплотную заниматься этими 80-ю процентами кропотливой технической работы.

Кстати, о политике. ЕАЭС от нее бежит, как от огня – это исключительно экономическое объединение. Но Всеволод Шимов, доцент кафедры политологии БГУ, убежден, что лишение ЕАЭС политической и идеологической составляющей становится одним из мощных факторов торможения в развитии.

В какой-то момент дискуссия полностью переместилась на российско-белорусскую повестку. Профессор кафедры международного права Балтийского федерального университета Вадим Войников затронул тему миграции. Он обозначил Россию и Беларусь как пример открытости. И тут же посыпались вопросы о том, не будет ли ужесточаться пограничный режим между нашими странами. Как выяснилось, некоторые ограничения действительно появились в последнее время. Причем не только из-за коронавируса, но и из-за введения Беларусью безвизового режима для некоторых стран. Развернулась бурная дискуссия, по итогам которой все согласились с тем, что прозрачность границ – большое завоевание Союзного государства, его необходимо во что бы то ни стало сберечь.

- Саммит ЕАЭС показал, что мы дошли до определенного порога, но не до предела, - подводя итоги вебинара, гендиректор ЦИПИ Сергей Рекеда вернулся к заявленной теме. – Главный вопрос, сможем ли мы этот порог перешагнуть. Есть технические вопросы, в том числе тарифы на газ. Специалисты должны сесть и подумать, как достичь гармонизации интересов в этой области. А еще необходимо посмотреть, можно ли расширить интеграцию на неэкономические сферы. Например, на гуманитарное и культурное сотрудничество. Не все экономические вопросы можно решить в чисто экономическом ключе. Мы оставили экономику одну в чистом поле, без подключения новых инструментов интеграции она будет буксовать.