Наверх

70-летию Великой Победы посвящается

Поисковик Сергей Мачинский - о раскопках в Брестской крепости. День восьмой

Руководитель Департамента поисковой и конструкторской работы Российского военно-исторического общества Сергей Мачинский рассказывает читателям postkomsg.com об экспедиции в Брест, в которую, при поддержке Постоянного Комитета, он отправился этим летом. Читайте его письма прямо с места событий

Во время организованного Постоянным Комитетом пресс-тура к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне «Битва за Москву – подвиг всей страны», прошедшего 14-17 апреля  2015 года в г. Москве, Московской и Тверской областях, журналисты союзных СМИ познакомились с экспертом, руководителем Департамента поисковой и конструкторской работы Российского военно-исторического общества Сергеем Мачинским. В мае 2015 года Сергей Александрович обратился в Постоянный Комитет с просьбой: поисковики России хотели бы получить приглашение от своих белорусских коллег, начинающих раскопки в Брестской крепости. Такое содействие было немедленно оказано, белорусская сторона оперативно решила вопрос.


Я планировал вообще не писать сегодня. Я так много сегодня передумал, что хотел сначала переварить, пережечь в себе всю ту боль, что я чувствую, - но решил, что если перегорю, то не смогу все правильно сказать. Сказать так, как хочу. Сказать, чтобы услышали.

Сегодня, дорабатывая воронку от авиабомбы, основываясь на воспоминаниях, положениях тел в захоронении и сопутствующих находках, стало ясно, что, с большой долей вероятности, лежат в ней те, кто погиб в первые секунды войны. Это те, кто лежал в кроватях в казармах 333-го стрелкового полка; те, которых засыпало и убило осколками еще во сне; кто не успел осознать, что произошло, - их хоронили уже после боев в крепости, когда разбирали казармы 333-го, хоронили местные жители. Тяжело осознавать всю вероломность нападения этой страшной войны и гибели солдата в первые ее секунды, когда нет возможности убить врага, выстрелить в него, порвать его зубами, просто ринуться в страшную атаку с голыми руками или обрезком трубы, чтобы погибнуть в бою...

Но под телами взрослых была самая страшная находка, останки детей.

Одного ребенка 3-4-х лет и чуть постарше - 7-10 лет.

Как передать вам, что я, взрослый мужик, офицер, поднявший из земли десятки солдат и присутствовавший на подъеме сотен, чувствовал, когда выбирал из горелого песка и осколков кирпича пальчики четырехлетнего ребенка? Земля крепости по странным ее свойствам на полутораметровой глубине под военным хламом сохранила в мельчайших подробностях останки это ребенка. Зачем? Ведь в любом другом месте кости ребенка не смогли бы сохраниться. Откуда здесь эти дети? Рядом во флигеле проживали семьи офицеров, по разным воспоминаниям - около 10 семей с детьми. Где их родители? Может, тут же, рядом, сверху в воронке, которые даже после смерти своими телами закрывают своего ребенка? Что чувствовали они? Что, кроме ужаса и страха, мог чувствовать ребенок...

Так что чувствовал я, выбирая эти хрупкие, маленькие, как семечки, пальчики и косточки? Плакал ли я? Нет! Я закрывал их от палящего солнца и думал, что ни тогда, ни сейчас я не смог и не смогу уже ничего сделать для него. Как 74 года назад не смогли сделать и тысячи солдат, и сотни орудий, которые были вокруг него. Не смогли защитить его от вероломного жестокого врага. Но сейчас - сейчас я могу рассказать о нем. Может, кто-то прочитает это и что-то поймет. Так вот, я хочу, чтобы все, вы слышите, - все, кто прочитает это, знали, что чувствовал я, 40-летний здоровый мужик, глядя в пустые глазницы этого ребенка. Я знаю, кто его убил!

Его убил нацист, который пришел, чтобы сделать его и миллионы русских, белорусов, украинцев, таджиков, узбеков и других своими рабами, отобрать нашу землю и наши дома. Эти фашисты-захватчики пришли, как до этого, чуть более сотни лет назад, приходили французы со своими европейскими союзниками, с той же целью и задачей, убивали наших детей, жгли наши деревни и рушили наши города. Как до этого шли другие, которые возомнили себя сверх-людьми, которые считали, что они - избранные. Где были те страны мирового сообщества, которые не смогли или не захотели противостоять фашизму, когда умирал этот ребенок?

Мой дед Лексин Сергей Александрович, дойдя до Праги, вернул европейцам то, что они не захотели сами защищать, те свои пресловутые ценности, от которых они отказались в угоду Гитлеру и своему спокойствию. Да, не все, да, были и есть и там люди, готовые бороться за свободу и правду, но их не слышали и тогда, не слышат и сейчас, в угоду своим дутым материальным интересам, своим политическим амбициям, которые не стоят слезинки ребенка.

Кем бы могли стать эти дети? Они бы могли придумать звездолет, вакцину от рака или СПИДа, полететь на Марс, просто трудиться на заводе на благо своей страны. Нет, они пролежали в воронке от авиабомбы 74 года. Может быть, именно как напоминание всем нам, что такое война.

Я, гражданин России Мачинский Сергей, обращаюсь ко всем русским, белорусам, украинцам, всем жителям некогда великой страны - СССР - от имени ребенка Брестской крепости. Я имею на это право, потому что именно мне он его доверил, когда я выбирал из кирпича его кости: очнитесь и поймите, наконец, что всегда будут те, кто захочет отобрать нашу землю, забрать наши ресурсы, унизить наш народ.  Запомните: только все вместе, делая для своей страны все, что в наших силах, не набивая личную мошну и не окружая себя никчемной роскошью и барахлом, а делая наши страны сильными, мы сможем отдать долг этому ребенку из Брестской крепости.
И обезопасить своих детей от этой черной воронки!

Подумайте об этом все - и богатые, и бедные, и молодые, и старые, и русские, и не русские. Все на секунду задумайтесь: а что сделал лично я, невзирая на обстоятельства и несмотря на других, чтобы страна моя стала сильнее и мои дети выросли и жили? Я лично - немного! Но это моя земля, и я, сын украинца и русской, внук польки и украинца, готов лелеять ее, а если понадобится, - то и защищать.

Продолжение следует

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Письма из Бреста. День первый 
Письма из Бреста. День второй
Письма из Бреста. День третий
Письма из Бреста. День четвертый
Письма из Бреста. День пятый
Письма из Бреста. День шестой
Письма из Бреста. День седьмой